Интервью заместителя председателя правления, главного операционного директора СИБУРа Михаила Карисалова

07 ИЮНЯ 2017 | ИА "Интерфакс"

Крупнейший нефтехимический холдинг России ‘‘СИБУР‘‘, реализующий проект по переработке сжиженных углеводородных газов (СУГ) – ЗапСибНефтехим и планирующий другой завод - Амурский ГХК, отмечает обострение конкуренции на рынке из-за появления дешевого сырья в США. О влиянии этого фактора на планы компании и о ходе реализации своих проектов в интервью ‘‘Интерфаксу‘‘ рассказал заместитель председателя правления, главный операционный директор ‘‘СИБУРа‘‘ Михаил Карисалов.

Интерфакс: В прошлом году вы увеличили мощность терминала по перевалке в Усть-Луге. Можете сейчас рассказать, насколько он заполнен, в том числе вашими контрактами?

М.Карисалов: Осуществляя сделку по продаже терминала, мы заложили модель его долгосрочного использования, выступая оператором. Экспортируя избыточные для российского рынка объёмы сжиженных углеводородных газов, мы заинтересованы в развитии северо-западного направления Европы, где находятся крупные клиенты и торговые площадки. Недавно мы заказали два дополнительных танкера и получили их в тайм-чартер.

Конечно, при запуске ‘‘ЗапСибНефтехима‘‘, который будет потреблять существенные объёмы углеводородного сырья, баланс нашего экспорта СУГ несколько изменится. Это наша стратегия - направлять топливно-сырьевую продукцию в более глубокие переделы. Сейчас в Усть-Луге мы можем переваливать порядка 2,5 млн тонн СУГ в год.

ИФ: Это только ваши объемы?

М.Карисалов: В этом году мы ожидаем перевалку через терминал более 2 млн тонн СУГ, поскольку было сокращение выработки из-за аномальных морозов. Другие компании не переваливают СУГ через данный терминал, нет технологической возможности. Но там есть вторая продуктовая часть - это светлые нефтепродукты или, по-другому, бензин газовый стабильный. Мы работаем опционально - часть продукции приобретаем у небольших НПЗ, часть продукции идет по своповой схеме.

ИФ: Эта схема реализуется с ‘‘Газпром нефтью‘‘?

М.Карисалов: Мы работаем с небольшими компаниями-переработчиками нефти, которые экспортируют бензин газовый стабильный.

ИФ: Если вы запустите ЗапСибНефтехим, сколько мощностей по перевалке в Усть-Луге вы освободите?

М.Карисалов: На Усть-Луге нисколько. Мы сегодня продаем СУГ на экспорт через Польшу, присутствуем в Тамани. Соответственно, скорее всего, это будет снижение поставок на данных направлениях.

ИФ: А на каких скорее - на Тамани или в Польше?

М.Карисалов: На обоих. Уже сейчас мы видим, что эти пункты перевалки снижают объемы за счет роста продаж на внутреннем рынке.

ИФ: Сейчас внутренний рынок выгоднее?

М.Карисалов: Да, внутренний рынок выгоднее и приоритетнее для нас во всех смыслах.

ИФ: Сейчас ведь цены на СУГ на внутреннем рынке падают, особенно с учетом закрытия украинского рынка. Или вы продолжаете туда поставки?

М.Карисалов: Последние 2 года мы практически не поставляем через Украину. В первую очередь, это связано с развитием экспорта через Усть-Лугу, а не из-за известных событий последних лет. Ранее мы экспортировали через Одессу и через Ильичевск. Около двух лет назад именно после запуска Усть-Луги ушли на более премиальные каналы.

ИФ: Говорилось о возможном росте продаж СУГ в Турции. Такие планы по-прежнему сохраняются?

М.Карисалов: С учетом привлекательности рынка Северной и Северо-Западной Европы мы с 1,5 млн до 2,5 млн т увеличили мощности терминала в Усть-Луге. Это один из факторов, почему мы переориентировались с черноморского направления на другие рынки.

За последние годы объем предложения СУГ у нас увеличился процентов на 30. Для каждого завода существует возможность отгрузки продукции, в том числе и автотранспортом на расстояние 500-700 км, соответственно ж/д даже не требуется. Также огромный объём для нашего рынка, порядка 400 тыс. тонн, - это контейнерный газ с завода ‘‘Няганьгазпереработка‘‘, который не подключен к нашей продуктопроводной инфраструктуре. Там осуществляется схема налива СУГ в контейнеры, которые транспортируются до ж/д станции, перегружаются в контейнер и могут доставляться сначала на ж/д, а потом и на автотранспорте. Данные контейнеры можно поставить в любую точку и сразу же заправляться с него.

ИФ: Если посмотреть на восточное направление, где реализуется проект с ‘‘Газпромом‘‘  Амурского ГПЗ и рассматривается проект Амурского ГХК. Видите ли вы возможность экспорта СУГ там?

М.Карисалов: Планы ‘‘Газпрома‘‘ предусматривают, что часть выделяемых на Амурском ГПЗ фракций будет перерабатываться на месте (на Амурском ГХК - ИФ), а оставшаяся - реализовываться на рынке, в том числе СУГ. Поэтому вопрос не к нам.

ИФ: Почему вы до сих пор не договорились о закупке этана для обеспечения сырьем Амурского ГХК?

М.Карисалов: Правильнее назвать это продолжающимся диалогом. Для газохимической мощности важнейший фактор - 100%-ная гарантия поставок сырья, потому что создать хранилище для этана практически невозможно. Второй фактор - это цена. Она должна быть на том уровне, чтобы позволить ‘‘Газпрому‘‘ получать доход и стабильного потребителя, а нам быть конкурентоспособными по сравнению с альтернативами. Рынок сейчас стал глобальным, сырье возможно доставить в любую точку мира. Как следует из аналитических обзоров, за 5 лет было построено 180 газовозов под фракции С2-С4. Объем разный, есть по 20 тысяч, а есть по 80 тысяч кубометров. Это очень большой объем, в первую очередь, нацеленный на экспорт дешевого сырья, производимого в североамериканском регионе.

ИФ: Какие составляющие в цене вы сейчас рассматриваете?

М.Карисалов: Мы не выбираем, к какой условной цифре привязаться. Обе стороны изучают возможности. Иногда быстрая договоренность дает свои результаты, а иногда - многолетние истории с наблюдением за интересующими трендами по стоимости сырья, готовой продукции, по регуляторной политике в Китае, по стоимости капитальных вложений.

ИФ: В какой стадии разработки сейчас находится проектная документация по Амурскому ГХК?

М.Карисалов: Мы ведем обсуждение с несколькими потенциальными партнерами из Европы и Китая. Также думаем над выбором лицензиаров: надо тщательно проанализировать технологии, тем более что глобальный рынок дает возможность выбирать. Нужно подумать и над продуктовыми цепочками. Сегодня из этана и этилена можно создать более 10 продуктов. Возникают вопросы: что выстрелит? Если полиэтилен, то какой, с какими свойствами? Изучаем вопрос, как это выглядит с точки зрения спроса на готовые изделия в перспективе?

ИФ: Где вы видите наибольший рост спроса на СУГ?

М.Карисалов: Мы видим устойчивое проникновение СУГ в автомобильный газ, в коммунально-бытовой сектор. Чемпионы в этом, наверное, Польша и Германия. Во Франции меньше, но мы туда не всегда можем доехать с точки зрения конкурентоспособности цены по доставке. Но мы не рассчитываем на особый рост западноевропейского рынка.

ИФ: А падать он будет?

М.Карисалов: Думаю, что нет. Регуляторные действия, надо признать, достаточно созидательные для этого рынка. Внимание к экологии, продолжающееся развитие предложения заправочных универсальных комплексов, которые работают и на газе. Новые способы доставки, в том числе в полимерных баллонах. Для нас, кстати, эта ниша интересная с точки зрения поставок полимеров для производителей баллонов.

ИФ: Какие темпы роста вы видите на азиатском рынке?

М.Карисалов: Это не двузначные проценты. А вот цена на этих рынках стабильно выше на 20-25%. Это связано с тем, что очень затруднена логистика.

ИФ: Пару лет назад вы делали пробные поставки СУГ в Китай из Тобольска. Оправдали они себя?

М.Карисалов: Тестировали работоспособность различных логистических каналов по доставке СУГ на этот рынок. В этом плане поставки полностью оправданы. Но это совсем небольшая доля.

ИФ: ‘‘НОВАТЭК‘‘  сейчас увеличивает закупки газа?

М.Карисалов: Нет, у нас в целом абсолютно сбалансированный контракт, понятно количество, качество и география поставок.

ИФ: А падение поставок ШФЛУ сейчас наблюдается?

М.Карисалов: Была аномально холодная зима с остановками оборудования. Были морозы до минус 57 градусов на протяжении 10 и более суток. И по цифрам первого полугодия это будет достаточно заметно. По ПНГ, наверное, 2-3% временного падения. Но реального тренда на снижение на сегодняшний день нет.

ИФ: В конце прошлого года ‘‘Газпром‘‘, Республика Татарстан, ‘‘Газпром нефть‘‘, ‘‘НОВАТЭК‘‘, ‘‘СИБУР‘‘ и ОАО ‘‘ТАИФ‘‘ подписали соглашение о сотрудничестве в реализации создания нового газоперерабатывающего завода (ГПЗ) в Татарстане в районе КС ‘‘Арская‘‘. Какова будет роль ‘‘СИБУРа‘‘ в проекте?

М.Карисалов: Ряд сторон, даже не компаний - органы власти Татарстана, ‘‘Газпром‘‘, ‘‘НОВАТЭК‘‘, ‘‘СИБУР‘‘, ‘‘Газпром нефть‘‘ - собрались и в рамках отраслевого планирования договорились рассмотреть новые возможности для развития. У каждого есть своя экспертиза - у одного есть газ, а у другого компетенции в продажах и в строительстве, у третьего есть инфраструктурный объект в виде трубопровода, например.

ИФ: А ваша роль там какая? Ведь это фактически конкурирующий для ваших ГПЗ проект

М.Карисалов: Нет, это совсем другой источник сырья, который сейчас практически не используется. Такого сырья потенциально очень много - растворенный этан в природном газе. Вы сказали про конкуренцию - мне кажется, этот проект стоит рассматривать как синергию, он претендует на статус отраслевого планирования в интересах разных компаний, разных зон интересов.

ИФ: Что будет производить этот ГПЗ?

М.Карисалов: Он может производить все, что угодно для последующих нефтехимических переделов.

ИФ: Сколько инвестиций вы уже освоили по ‘‘ЗапСибНефтихиму‘‘?

М.Карисалов: По ‘‘ЗапСибнефтехиму‘‘ мы освоили около 2/3 бюджета.

ИФ: Все средства Фонда национального благосостояния (ФНБ), выделенные на проект, уже выбраны?

М.Карисалов: В этом году будут выбраны последние средства.

ИФ: Недавно премьер-министр РФ Дмитрий Медведев распорядился изучить вопрос обнуления НДПИ по конденсату, который используется для производства ШФЛУ. Какие ваши выгоды от этого?

М.Карисалов: Действия, которое провел регулятор, повысив НДПИ на газовый конденсат в рамках налогового маневра, привели к тому, что ШФЛУ стало практически невыгодно выделять. В результате возник риск снижения производства ШФЛУ, одного из основных источников сырья для нефтехимической отрасли. Поэтому выгоды в данном случае нет. Мы как крупнейшая российская нефтехимическая компания поддерживаем данное обсуждение, так как в дальнейшем снижение экономической целесообразности производства ШФЛУ может создать риски сырьевого обеспечения нефтехимической отрасли.