Павел Ляхович: основной принцип нашей работы – клиентоориентированность

23 ОКТЯБРЯ 2014 | Газета "Plastinfo. Полимерный бизнес"

Павел Ляхович, управляющий директор СИБУРа, рассказал газете ‘‘Plastinfo. Полимерный бизнес‘‘ о влиянии санкций, взаимодействии с госструктурами, импортозамещении и планах компании на будущее.

Павел Николаевич, расскажите, пожалуйста, что Вам удалось сделать с момента своего назначения на должность управляющего директора в январе 2014 года? Какие у Вас планы на будущее?

Эти результаты – итоги работы компании не за прошедшие 10 месяцев, а за значительно более длинный промежуток времени. Это итоги ранее принятых решений, той работы, которая велась моими коллегами, мной, ведь я работаю в СИБУРе уже больше трех лет, всей командой СИБУРа.

За последнее время компания реализовала целый ряд новых инвестиционных проектов. В апреле 2014 года был завершен проект по расширению производства ПЭТФ в Башкирии со 140 до 210 тыс. т в год. Проведена масштабная реконструкция двух производственных площадок в Кстово и в Дзержинске. В Кстово мощности по выпуску этилена расширены до 360 тыс. т, в Дзержинске – расширено производство окиси этилена до 300 тыс. т в год. Это очень серьезные вещи, во многом уникальные операции. Кроме того, 19 сентября СИБУР в присутствии президента РФ Владимира Путина открыл новый современный комплекс по производству поливинилхлорида (ПВХ) – ‘‘РусВинил‘‘. Это совместное предприятие СИБУРа и компании SolVin. Новый комплекс стал одним из крупнейших в России и мире производств по выпуску поливинилхлорида и одним из крупнейших инвестиционных проектов в нефтехимической отрасли России. Проектная мощность комплекса составляет 330 тыс. т ПВХ и 225 тыс. т каустической соды в год.

Новые объемы этилена с Кстово пойдут на ‘‘РусВинил‘‘?

Да, новые объемы этилена будут поставляться на комплекс ‘‘РусВинил‘‘. Помимо этого, дополнительные объемы будут использованы для производства окиси этилена в Дзержинске. Все проекты синхронизированы по времени, кроме того, все производства находятся в непосредственной близости друг от друга, что облегчает логистику. После пуска производства на ‘‘РусВиниле‘‘ необходимость в импорте ПВХ сократится вдвое.

Что касается этилена, то окись этилена используется для производства этиленгликоля, тормозных жидкостей, а также этиленхлоргидрина, который применяют для производства герметиков для стеклопакетов. Окись этилена также входит в состав ПАВ, которые повсеместно используются в санитарно-гигиенических целях. И это только некоторые из областей потребления этих продуктов.

Как Вы лично оцениваете позицию СИБУРа в свете введения экономических санкций?

Ни один экспортный контракт компании не был прерван под угрозой санкций, отгрузки ни разу не были приостановлены. Если говорить о рисках, связанных с ситуацией на Украине, то лишь 2% годовой выручки приходилось на этот регион. Надеюсь, что пена политических баталий осядет в обозримом будущем и все компании снова без опасений будут вести бизнес с зарубежными партнерами.

И поставки на Украину продолжаются?

Поставки на Украину продолжаются в прежнем режиме. Мы поставляем на этот рынок полистирол, полипропилен, окись этилена, БОПП-пленку и др. Продукты исправно поставляются, и платежи производятся.

Давайте рассмотрим ситуацию: встретились переработчик и поставщик сырья. Как происходит взаимодействие с вашими потенциальными и действующими потребителями? Есть ли какая-то интернет-площадка, где осуществляются закупки? Какими принципами вы руководствуетесь при взаимодействии с клиентами?

У нас очень активно работает площадка В2В, на которой может зарегистрироваться каждый, кто заинтересован в приобретении нашей продукции.

Площадка функционирует и, я надеюсь, является удобной. По крайней мере, такие отзывы о ней мы получаем, и ею пользуются все больше и больше покупателей. Мы совершенствуем площадку, вводим такие финансовые механизмы, как факторинговые схемы, когда финансирование поставок осуществляется совместно с банками. В России еще недавно отсутствовал такой механизм, а сейчас у нас уже есть десятки покупателей, которые работают по факторинговым схемам.

Если говорить о принципе нашей работы, это уже ставшая традиционной, но не потерявшая актуальности клиентоориентированность. Мы очень много работаем над тем, чтобы стать ближе и доступнее к потребителю. Мы постоянно совершенствуем свои технологии, в частности, полимерную продукцию, работаем над повышением качества продукции. Новые производства имеют свои особенности, для них мы создаем службы технической поддержки. У нас очень активно задействована техническая поддержка по полистиролу, по полипропилену, по каучукам. Мы сотрудничаем со многими техническими специалистами, которые нам помогают, а потом и сами используют наши продукты. Мы участвуем в ряде отраслевых ассоциациях, таких как Ассоциация производителей и переработчиков ПЭТФ, Ассоциация производителей и поставщиков пенополистирола. Это помогает налаживать коммуникацию с отраслевым сообществом, обсуждать и вырабатывать решения, направленные на расширение использования этих современных полимерных материалов.

В целом, я надеюсь, все это находит отклик в отзывах наших покупателей, которые говорят, что мы является клиентоориентированной компанией.

На последнем отраслевом форуме ‘‘Большая химия‘‘ много говорились о том, что в России не производятся катализаторы, необходимые для производства целого ряда продуктов. Кто, по Вашему мнению, должен заняться производством в России таких веществ? Задумывается ли об этом СИБУР?

Мы как компания заинтересованы в том, чтобы в России были свои качественные катализаторы, и поддерживаем любые инициативы, которые позволят выпускать эту продукцию на российском рынке. Ведь использовать отечественную продукцию, если она соответствует нашим требованиям по качеству, всегда удобнее для потребителя с точки зрения цены и логистики. Но в то же время мы не можем отвечать за всю отрасль, а концентрируемся на том, что является нашим основным бизнесом. С 2004 по 2014 год инвестпрограмма СИБУРа превысила 350 млрд руб. Эти средства были направлены на расширение действующих и строительство новых мощностей. Мы строим сами и сотрудничаем с региональными администрациями. В Башкирии, в Тюменской области, в Пермском крае, в Нижегородской области – везде, где мы ведем крупные инвестиционные проекты, мы встречаем поддержку местных властей. Так что, как говорил профессор Преображенский, разруха не в клозетах, а в голове. Если сам себе этот вопрос не задашь, сам ничего не сделаешь, ничего и не будет. Мы сами строим заводы и уверены, что создание новых производств, в свою очередь, должно стимулировать развитие производства сопутствующей продукции, а также перерабатывающих мощностей.

Вы говорите, что по большому счету все делаете сами, но все-таки идет диалог с государством. Какие вопросы в этом взаимодействии с госструктурами сейчас актуальны? Над чем необходимо работать такой компании, как СИБУР?

Поддержка переработки, стимулирование более активного использования энергоэффективных материалов во всех сферах деятельности, которые в основном являются продуктами нефтехимической промышленности, – вот на что, с нашей точки зрения, следует обращать внимание. В последнее время этим вопросам уделяется достаточно большое внимание со стороны государства. СИБУР совместно с другими участниками отрасли ведет активное участие в обсуждении законодательных инициатив, направленных на совершенствование нормативной базы в области использования новых современных материалов в строительстве. Очень отрадно, что мы видим эффект от такой консолидации усилий и организации отраслевой дискуссии. Яркий пример – использование геосинтетических материалов и ТЭПов в строительстве дорог. Эти материалы увеличивают долговечность и прочность дорожного полотна. Еще несколько лет назад о геосинтетике как материале знали очень мало. Сейчас усилиями нашей компании и других участников сообщества, в том числе дорожных организаций, создана нормативная база, регламентирующая применение этих материалов. У отрасли есть понимание, что такое геоматериалы, какими требованиями и свойствами они должны обладать, чтобы применять их в дорожном хозяйстве.

Похожая дискуссия ведется и по другому направлению – повышению энергоэффективности путем использования для утепления зданий полимерной теплоизоляции. Этот материал за счет своей передовой технологии существенно уменьшает затраты тепла, что позволило бы повысить энергоэффективность в масштабах всей страны.

В настоящее время существует ряд препятствий для развития рынка полимерной теплоизоляции и повышения энергоэффективности национальной экономики: низкая культура строительства, экономия в ущерб качеству, скрытая замена материалов на объекте, недостаточный уровень экспертизы и контроля, низкая ответственность надзорных органов, предвзятое отношение к применению полимерных теплоизоляционных материалов на фасадах, отсутствие программ по образовательной деятельности для проектировщиков в области повышения энергоэффективности зданий. Второй комплекс причин связан с низкой эффективностью соблюдения нормативно-правовых актов, в том числе ФЗ № 261-ФЗ ‘‘Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности РФ‘‘, рекомендательным характером федеральных норм по энергоэффективности, несоответствием многих нормативных документов современному уровню строительства. Наконец, сказывается недостаточная поддержка государством инвестиционной деятельности по внедрению инновационных энергоэффективных технологий и экологичных материалов в строительной отрасли. Правильное регулирование применения различных типов теплоизоляционных материалов приведет к повышению качества строительных решений до европейского уровня. Эти темы являются предметом нашего активного диалога с государством.

Может ли СИБУР или вообще вся российская нефтехимия обеспечить необходимыми материалами тех же самых переработчиков, для того чтобы мы все-таки смогли отказаться от большого процента импорта готовых изделий?

На все действия должны быть рыночные предпосылки. Если будут появляться свободные рыночные ниши, то, конечно, будет строиться производство, чтобы их закрыть. К примеру, раньше у нас практически отсутствовало производство вспенивающегося полистирола. Мы увидели эту рыночную нишу и собственными силами и по своей инициативе построили большое производство в Перми. Такая же ситуация с ПЭТФ: есть рыночная ниша,

есть импорт, а мы строим производство и постепенно замещаем этот импорт. Есть рыночная ниша по полипропилену: функционирует завод в Тобольске, мощность которого - полмиллиона тонн полипропилена в год. Все зависит от рынка. А что касается сырья, его в стране много.

Известно, что в СИБУРе есть научный центр, который занимается исследованиями и разработками. А как насчет такой темы, как биополимеры? Она очень сильно муссируется на Западе, но у нас к ней достаточно скептическое отношение. Какова позиция СИБУРа на этот счет? Перспективны ли биоматериалы?

Во-первых, под биополимерами каждый понимает что-то свое. Есть полимеры, произведенные из биосырья, например из сои, сахарного тростника. Как вы понимаете, это неактуально для России в силу климатических условий. Хотя в мире сейчас есть интерес к этому виду, идет конкуренция за развитие этого тренда с землями сельскохозяйственного назначения. Но несмотря на дискуссии, доля таких продуктов на рынке ничтожно мала - доля процента или процент от общемирового производства.

Интерес к таким биоматериалам есть, но угрозы для традиционной нефтехимии они не представляют.

Другой вид биопластиков - биоразлагаемые пластики - сейчас практически не существуют. Существуют добавки в пластики, которые с течением времени разлагаются. Если говорить о ПЭТ-упаковке, то бутылка с биоразлагаемой добавкой со временем рассыпается на крошки, но все равно ПЭТ остается. Это иллюзия, что мы ее разложили, разложилось только то, что туда добавили, - от 1 до 5%.

С моей точки зрения, люди сейчас любят добавлять приставку "био" к любой новой теме, чтобы повысить ее популярность. А вот когда речь пойдет о настоящих биоразлагаемых материалах, это будет уже совсем другой разговор.

А сейчас скорее нужно говорить о рециклинге, что нужно работать с пластиковой тарой, которая выходит из употребления, и направлять ее на вторичную переработку. Это серьезная задача для государства и бизнеса.

Если отрасль наладит в стране вторичную переработку, будет ли это составлять какую-то угрозу естественным первичным материалам?

Естественно, какую-то долю рынка это займет, но, во-первых, все эти рынки растущие. Во-вторых, как показывает мировая практика, там, где даже очень хорошо налажен сбор, например в Западной Европе, Соединенных Штатах Америки, Японии, где уже, наверное, собирают от шестидесяти и выше процентов различной пластиковой тары, рост вторичных пластмасс в валовом обороте пластмасс растет, но не так высоко. Мы понимаем, что в ближайшее время определенный рост будет, но кардинально картина не поменяется. Тот же вторичный ПЭТ направляют не на производство пищевой упаковки, а на строительство дорог или производство одежды.

Сейчас на слуху тема кластеров и индустриальных парков. Известно, что СИБУР работал над созданием индустриального парка "Ока-Полимер", но в итоге вы вышли из этого проекта. Почему это произошло и какова дальнейшая судьба проекта?

Могу ответить коротко: такие проекты не совсем наш профиль. Как получилось, что мы начали заниматься "Ока-Полимером"? Существовала морально устаревшая площадка бывшего завода "Капролактам". Было принято решение его закрыть, и для того, чтобы сохранить потенциал развития площадки и людей, мы создали индустриальный парк.

Что он представлял собой? Те производства, которые продолжали работать (например, производство тормозных жидкостей, этиленхлоргидрина и кабельного пластиката), мы продали. Покупатели и стали первыми резидентами этого индустриального парка. Затем мы начали работу по привлечению на площадку новых резидентов. И постепенно площадка наполнилась, сейчас на ней присутствует около 25 резидентов, в основном это небольшие производители. Причина интереса компаний к размещению производств в индустриальных парках в том, что это удобно: есть необходимая площадка, корпуса, электричество и все остальное, что необходимо для быстрого запуска производства. Но на этом, я считаю, наша миссия себе исчерпывает. Индустриальный парк работает и может в дальнейшем сам себя поддерживать, привлекать новых резидентов и развиваться самостоятельно. Поэтому мы нашли местного профильного инвестора, которому это было интересно и который поддержал нашу бизнес-идею, договорились и продали проект.

Какие у СИБУРа в целом и у дирекции пластиков в частности планы и перспективы на будущее?

Все то, что мы делаем, позволяет мне с уверенностью сказать: я горжусь тем, что работаю в этой компании. Мы открываем новые производства, заботимся об окружающей среде и промышленной безопасности. Мы решаем экологические проблемы, в том числе перерабатывая попутный нефтяной газ и делая нашу страну более энергоэффективной и независимой. Поэтому план - продолжать идти в том же самом направлении. Будут ли новые проекты? Будут, обязательно будут!