Сергей Иванов разделил мусор и присмотрелся к производству полимеров

Спецпредставитель президента по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта в бывшей столице русской Сибири Тобольске, как выяснилось, был впервые.

Здесь ему показали нефтехимические комплексы компании СИБУР, один действующий и один строящийся - в широкой кооперации с мировыми технологическими лидерами. А также Тобольский кремль, построенный, так сказать, в широкой кооперации с пленёнными под Полтавой шведами.

‘‘Первым о том, что пленные шведы были причастны к строительству Тобольского кремля, мне рассказал знакомый шведский политик‘‘, - поведал г-н Иванов, добавив, что интересуется историей и давно хотел увидеть город, сыгравший заметную роль в освоении Сибири. Впрочем, будучи председателем наблюдательного совета Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ) Сергей Иванов, по его словам, прежде всего хотел ещё раз убедиться, что фонд принял правильное решение стать соинвестором строительства Западно-Сибирского нефтехимического комплекса – ‘‘ЗапСибНефтехима‘‘. А в качестве спецпредставителя президента по вопросам природоохранной деятельности посмотреть, как на уже действующей площадке по производству полимерных материалов, газомоторного топлива и других продуктов нефтехимии ‘‘СИБУР Тобольск‘‘ заботятся об экологии.

‘‘Как я и предполагал, самый высокий уровень загрязнения воздуха – рядом с автодорогой Тобольск-Тюмень‘‘, - рассказал г-н Иванов, обратив внимание, что, вдобавок к стационарным экологическим постам в городе и санитарной зоне предприятия, у предприятия есть ещё и мобильная лаборатория. Её для анализа воздуха, заподозрив что-то неладное - да хоть у себя во дворе - могут вызвать и просто жители города.

Как пояснила корреспонденту ‘‘АиФ‘‘ Лариса Трескинская, начальник центральной заводской лаборатории Тобольской промплощадки, микроавтобус с оборудованием горожане вызывают нечасто. Больше всего её сотрудникам запомнился прошлогодний звонок на горячую линию с тревожным сообщением: мол, на лужах в городе осел страшный жёлтоватый выброс. При ближайшем рассмотрении, оказалось, что, конечно же, просто пыльца. Вот и теперь, запустив работу газоанализаторов, Лариса Трескинская продемонстрировала распечатку с результатами: оксид и диоксид азота, диоксид серы, углеводороды, пыль – концентрация в десятки раз меньше предельно допустимой.

Самое пыльное место промплощадки – естественно, стройка нового комплекса. Сергей Сергеев, директор по предпусконаладочным и пусконаладочным работам первым делом обратил внимание: перед расчисткой площадки от деревьев, в лес отправили учёных, а те, обнаружив красный мох, даже пересаживали уникальное растение на новое место.

Самое крупногабаритное оборудование - 100-метровые колонны для пиролиза, разделения газа на фракции - пришло из Южной Кореи, через Индийский и Атлантический океаны, а затем северным морским путём. Но, пожалуй, интереснее, что сырьё для работы нефтехимического производства в Тобольске – это попутный нефтяной газ, который нефтяникам иногда легче просто сжечь на скважинах. Лучше, конечно, не жечь. Сажа от таких факелов, как на прошлой неделе с надрывом рассказывал на международном Арктическом форуме в Архангельске президент Финляндии Саули Ниинистё, ускоряет таяние льдов. Лучше попутный газ перерабатывать и получать прибыль.

Сейчас в Тобольске из попутного газа, который поступает сюда по трубопроводам с севера Тюменской области, в год делают 0,5 млн. тонн полипропилена. Он используется для производства медицинских изделий, дорожных материалов, труб, упаковки, памперсов. Ещё один продукт производства - сжиженный углеводородный газ, который идёт на более чистое, чем бензин, газомоторное топливо, на производства пластика и каучука.

Запсибнефтехим (бюджет проекта, как сообщалось, около 9,5 млрд долларов, по масштабу он сравним с Силой Сибири и Крымский мостом) заработает в 2020 году, добавив ещё 0,5 млн. тонн полипропилена и 1,5 млн. тонн полиэтилена. Считается, что это с запасом покроет растущие потребности России в полимерах, которые всё больше используются в строительстве, ЖКХ, производстве автодеталей и медицинских принадлежностей, в упаковке и текстильной промышленности, а также позволит значительно увеличить экспорт полимеров в страны СНГ, Китай, ЕС, Турцию и даже в Африку и Латинскую Америку.

Нефтехимики обращают внимание, что та же пластиковая упаковка гораздо легче, например, стеклянной: если говорить о бутылках, это 25 гр. и 350 гр. А значит, на круг при транспортировке выходит серьезная экономия на топливе и меньший вред от выхлопов грузовиков. Да, оказавшись на свалке, пластмасса, разлагается более сотни лет. Но почти любое изделие из пластика может быть переработано и повторно использовано. Значит, нужно добиться, чтобы как можно меньше пластика оказывалось на свалках.

Как пояснил ‘‘АиФ‘‘ Владимир Кайда, владелец и гендиректор Тюменского завода полимерных изделий, переработку пластиковых отходов промпредприятий организовать проще: и отходов больше, чем можно ‘‘найти‘‘ в бытовом мусоре, и поступают они регулярно, и забирать большой объём на переработку нужно из одного места. Впрочем, сам Кайда с января забирает на переработку пластиковые отходы из 50 контейнеров, установленных в Тобольске. Совместно с администрацией города СИБУР в начале года расставил их в местных учебных заведениях, спорткомплексах и больницах.

‘‘Мы приняли решение поддержать проект, потому что он затрагивает очень важный вопрос переработки мусора. Не все школьники пока знают, что, например, пластик можно полностью переработать несколько раз. Из пустых бутылок может получиться свитер, современные дорожные материалы и даже произведения искусства‘‘, - говорит Алексей Козлов, управляющий директор СИБУРа.

По словам Владимира Кайды, с января из этих баков вывезли уже три газели прессованного пластика. ‘‘В основном – бутылки, пакеты, но были и старые пластиковые игрушки и даже детский горшок. Видимо, какой-то сознательный школьник принёс свой, уже ненужный – молодец!‘‘, - рассказал предприниматель корреспонденту ‘‘АиФ‘‘.

Пару таких баков, стоящих во дворе Тобольского филиала Тюменского нефтегазового университета, продемонстрировали и высоким гостям. Сергей Иванов, очевидно удовлетворённый второй жизнью тобольских пластиковых отходов, из которых уже наделали бахил для тобольских же больниц, взял с администрации города, переработчиков отходов и менеджеров СИБУРа обещание обсудить установку баков для раздельного сбора мусора и в городских дворах. Спецпредставитель президента и губернатор Тюменской области Владимир Якушев уже взяли в руки по пустой пластиковой бутылке, чтобы присоединиться к раздельному сбору мусора по-тобольски, когда разговор неожиданно зашёл о… пиве. То есть, за жизнь.

‘‘Пластиковые-то полутора литрами ограничили... Русский мужчина, если возьмёт 5-литровую бутыль пива – пока не выпьет, не остановится! Я из жизни исхожу, а не из высоких теорий… - рассуждал Сергей Иванов. - Что, есть 5-литровые алюминиевые? А вот это нечестно!‘‘

Поговаривали, что ограничение по объёму пластиковой тары для пива в своё время лоббировали именно производители алюминия. Какая ирония: про алюминщиков и, может быть, с далеко идущими последствиями недобро вспомнили именно у бака для сбора пустых пластиковых бутылок.