Технологические прорывы

27 АВГУСТА 2012 | Журнал "Химия и Бизнес", №4 (122), 2012

При каких условиях они могут стать неотъемлемой частью жизни нашей экономики. Интервью с Владимиром Разумовым, исполнительным директором ООО "СИБУР"

— Владимир Владимирович, в кулуарах разных симпозиумов и конференций нередко говорят, что ‘‘Сибур’‘ ‘‘как был, так и остается сырьевой компанией’‘. Что Вы можете сказать об этом, если учесть, что наше правительство ставит задачу глубокой переработки сырья и получения из него современных продуктов и материалов?

— С 2003 года, когда пришла новая команда во главе с Александром Валерьевичем Дюковым, остро встал вопрос стабилизации производства, загрузки мощностей, а значит, и решения проблемы развития сырьевой базы. В 2003–2006 годах мы привели в порядок наши предприятия, а затем приступили к масштабным инвестпроектам. Кризис 2008 года нас немного задержал, но сейчас инвестпроекты, в т.ч. по базовым полимерам, в стадии активного строительства. Кроме того, за 10 лет мы создали надежную сырьевую базу, практически удвоив переработку попутного нефтяного газа. Так, ‘‘Сибур’‘ в прошлом году переработал 18 млрд м³ попутного нефтяного газа — это большое движение вперед. Причем мы шли к этому разными путями, не только опираясь на собственные ресурсы и подходы. Например, с ТНК-BP мы создали совместное предприятие на базе наших трех ГПЗ. Благодаря этой стратегии на ‘‘Томскнефтехиме’‘ удалось нарастить выпуск полиэтилена и полипропилена. Нами созданы новые производства по геотекстилю в Кемерове и Узловой, вспенивающемуся полистиролу в Перми. В этом году закончим строительно-монтажные работы по проекту ‘‘Тобольск-Полимер’‘ и приступим к пусконаладке мощности 500 тыс. тонн полипропилена. То есть компания наращивает мощности по глубокой переработке углеводородов, увеличивает выпуск нефтехимических продуктов, очень нужных российской промышленности. Однако чтобы выйти к этим высоким переделам и совершить технологические прорывы, мы не один год посвятили проблемам сырьевого обеспечения.

— Но в мире нефтехимии вы не одни. Учитываете ли вы планы других компаний, не окажутся ли ваши ставки ошибочными?

— Это один из очень важных вопросов, который, конечно, мы учитываем в наших расчетах. На рынке мы, естественно, не одни. Активно работают наши татарстанские коллеги — ‘‘Нижнекамскнефтехим’‘, ‘‘Казаньоргсинтез’‘. В этом году в Омске компания ‘‘Полиом’‘ планирует закончить пусковые работы в производстве полипропилена. И встает вопрос: если все мощности будут введены, не станут ли отечественные рынки тесноваты для тех мощностей, которые мы создаем? Мы продолжаем осуществлять наши проекты, ориентируясь на то, что насытив внутренний рынок, будем поставлять продукцию на экспорт.

Не секрет, что сегодня ситуация складывается так, что часто наши продукты попадают за рубеж, а затем уже в виде готовой продукции возвращаются в Россию. Надо смотреть, как организовать их производство на территории РФ. Этим вопросом очень активно занимаются наши татарстанские коллеги. Правительство Татарстана поставило задачу перерабатывать на территории республики 25% от полимеров, которые там производятся. Хороший пример работы в данном направлении — комплекс ‘‘Химград’‘. Мы тоже задались решением этой проблемы. В частности, в течение последних двух лет активно развивали производство биаксиально-ориентированной полипропиленовой пленки (БОПП-пленка), и сейчас у нас уже имеются мощности в четырех регионах. Планируем их дальнейшее наращивание. Как я уже отмечал, мы также запустили в Перми производство вспенивающегося полистирола, который идет в основном на утепление жилых зданий. В связи с реализацией правительственной программы по энергосбережению и энергоэффективности наша продукция, созданная по современной технологии, очень востребована и начинает вытеснять с рынка импортную продукцию, особенно китайскую, которая по качеству значительно ниже. На базе наших полимеров мы развернули также программу по производству геотекстиля и георешетки — все цивилизованные страны используют их при строительстве дорог. На ‘‘Воронежсинтезкаучуке’‘ расширяем производство термопластов — идет монтаж оборудования; благодаря им российские дороги станут безопаснее, надежнее и долговечнее.

— Конечно, не хуже европейских должны быть наши дороги, машины, приборы, самолеты и т.д. Но современные инновационные материалы входят в нашу промышленность медленно. Многие специалисты, видя это, говорят, что правительство только на словах ратует за модернизацию, на деле условия для использования инновационных материалов не создает.

— Сейчас при малейших трудностях модно кивать на власть, но ведь надо видеть не только проблемы, но и то, что для развития страны делается немало. В период кризиса, например, я почувствовал, что в стране имеется правительство, которое пытается помогать бизнесу, нашей отрасли в том числе. Когда европейские рынки в 2008 году стали себя плохо чувствовать, у нас резко сократился экспорт каучуков и, соответственно, потребности заводов в нефтехимическом сырье для них. Предприятия ‘‘Сибура’‘ стали перед необходимостью сокращения не только выпуска каучуков, но и в этой связи потребления попутного газа от нефтяников. В тот момент холдинг попросил снизить пошлину на те продукты, которые Европа была готова покупать, — сжиженные газы.

Я работал в советские времена и знаю, что это такое — бумажная волокита. Но правительство в лице Министерства энергетики реагировало достаточно быстро. И пойдя навстречу нефтехимикам, оперативно изменило механизм установления пошлины на сжиженные газы. Как временная мера были объявлены новые правила, кому-то они понравились, кому-то нет, но благодаря им газопереработка не сократила объемы производства. Сейчас порядок установления пошлин на сжиженные газы претерпел изменения и позволяет регулировать баланс так, чтобы российские предприятия не остались без сырья. В чем еще мы видим помощь правительства? Бюджет проекта строительства ‘‘Тобольск-Полимера’‘ — 2 млрд долларов. За кредитом обратились в ВЭБ, который организовал консорциум западных банков и решил проблему. Сейчас идет нормальное финансирование, стройка движется, и нет никаких сомнений, что к концу этого года она будет завершена. Нам понятно, как мы будем рассчитываться за этот кредит.

— Если государство содействует развитию нефтехимии, почему же тогда те же дороги у нас укладываются по старинке, а водопроводные трубы сплошь и рядом кладутся чугунными?

— Нефтехимия для строительства дорог — отдельная большая тема. В последние два-три года ‘‘Сибур’‘ плотно работает с ‘‘Росавтодором’‘, с институтами, с Минтрансом. Я уверен, государство может влиять на строительство дорог из современных материалов через технические условия, через нормативные акты, которые обязывают дорожников применять в дорожном полотне геотекстильные и другие материалы и компоненты. Но пока, к сожалению, мы их поставляем больше для строителей автомобильных дорог в Белоруссии и Казахстане. У нас есть немало и других материалов, которые сулят технологические прорывы при их использовании. Дело за тем, чтобы профильные государственные органы активно занялись их продвижением в жизнь. Конечно, новый Госплан вряд ли нужен в том виде, в котором был. В рыночной экономике жестких плановых установок и цифр не задашь. У собственника есть свои мысли и подходы к развитию компании и бизнеса. Однако это совсем не означает, что экономика должна оставаться без руля. Поэтому мы не можем не приветствовать рождение и начало осуществления Плана развития газо- и нефтехимии до 2030 года, в котором четко обозначено развитие 6 кластеров. Эта программа хороша уже тем, что она расставляет приоритеты нашей промышленности, в которых каждый может найти свое место. Мы, например, участвуем в кластере Поволжья — в Самарском, Нижегородском, Пермском регионах. В Западно-Сибирском кластере — в Тобольске. С интересом смотрим на потенциал Восточной Сибири, понимая, что в этот регион будут идти нефтегазовые компании, наши партнеры в сырьевой части бизнеса.

— А Вы не думаете, что эти наши кластеры будут крайне дороги, потому что строить их придется за счет западного оборудования и технологий…

— Конечно, это сегодня волнует всех. В этом году ‘‘Сибуру’‘ исполнилось 17 лет. Когда компания формировалась, в ее контур включили и мощности машиностроения. В стране оно было в полном упадке, и поэтому считалось, что ‘‘Сибур’‘ должен иметь свои заводы, которые станут делать нужное оборудование. Но опыт показал, химическое машиностроение — это весьма трудоемкое дело и, конечно, им должны заниматься специализированные предприятия. В этом плане западные страны ушли от нас далеко. Однако Россия сохранила часть потенциала. Сейчас наше химическое машиностроение стало восстанавливаться. Так, прошлой осенью я был на ‘‘Уралхиммаше’‘, посмотрел завод — он начинает подниматься, растет как объем заказов, так и ассортимент выпускаемого оборудования. Для тобольской площадки мы заказали у этого предприятия шаровые резервуары. Глубоко убежден, что учитывая огромное значение этой отрасли для развития страны, государству ее надо восстанавливать, поощряя крупные значимые предприятия к выпуску нужной машиностроительной продукции. И не только. Надо понимать, что прогресс в любой стране двигают люди, машины, технологии и химические материалы. Ученых, инженеров в нашей стране пока еще достаточно, если говорить о технологиях, то мы сильны, пожалуй, в нескольких, но очень важных областях: в каучуках, фторполимерах, силиконах и ряде других продуктов, которые выпускаются в основном на отечественных процессах. Производство полиолефинов — это все-таки разработки западных компаний. Но в полимерной сфере у нас есть своя хорошая база — это Институт катализа в Новосибирске во главе с академиком Валентином Пармоном. В нем разрабатываются великолепные катализаторы. Задача государства — помочь освоить их промышленный выпуск…

Правительство могло бы сыграть свою роль и в правильном распределении мощностей и использовании сырьевых ресурсов. Для химии и нефтехимии очень важно, чтобы государство следило за пропорциями в создании мощностей, за тем, чтобы нефтехимия развивалась на отечественных технологиях.

— И все же, Владимир Владимирович, в России всего 140 млн жителей, это немного. А сырьевая база для развития химической и нефтехимической промышленности, наверное, самая мощная в мире…

— Да, у нас огромная сырьевая база, есть кадры, неплохая наука, и, конечно, рынок для такой базы тесноват. Поэтому России выгодно держать курс не только на внутренний рынок, но и на экспорт, на зарубежные рынки и даже на строительство там производств для выпуска продуктов из местного сырья. Например, на сегодняшний день Юго-Восточная Азия имеет очень емкий рынок. Надо учитывать, что китайцы активно развивают свою нефтехимию. Мы сотрудничаем с китайскими компаниями по каучукам, например, создаем совместное предприятие. В Индии стартовал совместный инвестпроект с крупнейшей индийской компанией Reliance Industries. Он предусматривает создание производства бутилкаучуков по нашей технологии. Создаем производства и набираемся опыта. Все-таки начинать в другой стране и осваивать незнакомые рынки непросто. Иногда рискованно. Но мы уверены, что сформировали оптимальную и в то же время гибкую стратегию. И продолжаем двигаться вперед.