"В вопросе обеспечения сырьем мы чувствуем себя уверенно"

01 ФЕВРАЛЯ 2011 | Журнал "Нефть и капитал"

Производственная цепочка СИБУРа целиком и полностью зависит от поставок сырья нефте- и газодобывающими компаниями. Но, несмотря на это, нефтехимический холдинг развивает свои производства, что предполагает увеличение объемов переработки. О том, как компания намерена решать проблемы ресурсообеспечения, в интервью "НИК" рассказывает вице-президент, руководитель дирекции углеводородного сырья СИБУРа Михаил Карисалов.

"НиК": СИБУР нацелен на увеличение объемов переработки попутного нефтяного газа и производства широкой фракции легких углеводородов - главного сырья для нефтехимических предприятий. Однако в Западной Сибири, где расположены ГПЗ СИБУРа, из-за истощения основных месторождений падает добыча нефти и, соответственно, ПНГ. Каким образом в сложившейся ситуации холдинг намерен наращивать свое производство?

- На ситуацию с добычей ПНГ мы смотрим оптимистично и уверены, что сможем загружать свои ГПЗ в Западной Сибири еще достаточно долго. На фоне незначительного падения добычи нефтяники, тем не менее, все активнее занимаются газосбором и увеличивают общий объем утилизации попутного газа, приближаясь к необходимому показателю - 95%. На этом пути в хозяйственный оборот могут быть вовлечены огромные объемы сырья. Существуют разные оценки объема сжигаемого в Западной Сибири ПНГ - 5 млрд, 15 млрд м3 в год. Но даже если половина от самого минимального объема будет направляться на переработку, а не сгорать на факелах, то вот он - наш ресурс.

Позитивную динамику мы видим по всем нефтяным компаниям. Где-то медленнее, где-то быстрее, но нефтяники охотно идут на сотрудничество с СИБУРом, вникают в наши планы, иногда даже подгоняют нас - давайте, мол, быстрее, мы скоро вам газ подведем. Очень активную позицию в этом вопросе занимает "Газпром нефть". В целом за счет дополнительного газосбора на освоенных территориях, по нашим расчетам, существующая инфраструктура газопереработки будет загружена в течение 10-15 лет.

"НиК": В стремлении достичь 95-процентной утилизации ПНГ нефтяные компании ориентированы не только на продажу газа СИБУРу. Для многих промыслов более привлекательными способами утилизации становятся использование газа в генерации и/или закачка в пласт, организация промысловой переработки газа…

- Ключевой вопрос - что нефтяникам выгоднее. При высоком газовом факторе все извлекаемые объемы ПНГ сжигать в газовых турбинах нецелесообразно - производство электроэнергии будет избыточным. От состава газа тоже многое зависит, поскольку жирный газ - не подарок для энергетики. Что касается закачки в пласт, то с геологической и технологической точек зрения эта технология подходит далеко не для каждого месторождения.

Альтернативные же способы переработки - мини-ГПЗ, "самовары", отбивка тяжелых фракций и вовлечение их в нефть, сжигание пропана на месте - все это скорее миф. Промышленных, массовых и экономически выгодных примеров такой переработки не существует. Порой подобные инициативы напоминают мне попытки найти в темной комнате 5 рублей под столом, сжигая при этом для освещения сторублевую купюру. К тому же при переработке ПНГ на месте неотвратимо возникает проблема: куда девать жидкие фракции, куда сдавать сухой газ, какие дополнительные расходы нужны теперь уже для их утилизации. Мировой опыт показывает, что мини-заводы, альтернативные технологии зачастую неэффективны. Посмотрите на опыт Ирака, Саудовской Аравии, Канады. Там мощности ГПЗ достигают десятков миллиардов кубометров в год - работает эффект масштаба. В России нет ни одного завода с такой мощностью. Так что, на наш взгляд, нефтяникам в большинстве случаев проще и выгоднее прокачивать как можно больше попутного газа на ГПЗ - продал, получил деньги и забыл.

"НиК": Но чтобы поставить газ на ГПЗ, необходимо создание соответствующей инфраструктуры, причем силами и средствами нефтяных компаний. Какова здесь роль СИБУРа?

- Для нефтяных компаний, которым доступна наша инфраструктура, СИБУР выступает гарантом того, что практически весь извлеченный ими попутный газ будет принят на переработку. Зная планы добывающих компаний, мы можем планировать развитие собственных производств.

Особенно успешными результатами отличается наше сотрудничество с ТНК-ВР и "Газпром нефтью" в рамках созданных с ними совместных предприятий. Каждая из сторон в этих СП проводит анализ совместной деятельности. В результате мы видим минимальные гарантированные объемы ПНГ, которые поступят на переработку в течение ближайших 15 лет.

По отношению к "Роснефти" подобная кооперация пока еще на начальной стадии. Речь идет о загрузке Губкинского завода из ресурсов "Пурнефтегаза", а также Южно-Балыкского ГПЗ с месторождений "Юганскнефтегаза". В связи со сменой руководства в "Роснефти" во взаимоотношениях наших компаний намечаются позитивные сдвиги, и мы смотрим в будущее с большой надеждой. Не исключено, что наша совместная инициатива по созданию СП с "Роснефтью" на базе Южно-Балыкского ГПЗ в конце концов будет реализована.

"НиК": Сырьевые интересы СИБУРа ограничиваются только этими тремя ВИНК?

- ТНК-ВР и "Газпром нефть" в 2010 году поставили на переработку более 10 млрд м3 газа, то есть порядка 60% переработанных СИБУРом объемов. И именно благодаря этим компаниям мы можем выстроить планы загрузки на перспективу до 2025 года.

Но, разумеется, мы стараемся укреплять взаимоотношения и с другими ВИНК. Например, в 2010 году был заключен пятилетний контракт с "ЛУКОЙЛом" на поставку ПНГ на "Няганьгазпереработку", и это можно считать прорывом в наших взаимоотношениях. Со "Славнефтью", "РуссНефтью", а также с рядом небольших нефтедобывающих компаний мы тоже стараемся перейти как минимум на трехлетние контракты. В последние годы в данном направлении сделано немало, и в результате более 80% всего ПНГ в настоящий момент поступает на заводы холдинга либо в рамках СП, либо по долгосрочным контрактам. Поэтому в целом в вопросе обеспечения сырьем мы чувствуем себя вполне уверенно.

"НиК": Если у СИБУРа не предвидится серьезных проблем с сырьем, то как обстоит дело с перерабатывающими мощностями?

- Сегодня мощность наших заводов составляет 19 млрд м3 в год. В 2011 году мы планируем переработать примерно 18 млрд м3, в 2010 году было переработано 17,4 млрд м3. Модернизируя и расширяя свои шесть ГПЗ и пять КС, к 2013 году СИБУР доведет совокупную мощность газопереработки до 22-23 млрд м3 ПНГ в год.

Возьмем, к примеру, Губкинский ГПЗ, который сейчас работает на пределе возможностей. Там еще с советских времен стоят опоры под третью очередь. Недавно мы анализировали возможности развития этого объекта и убедились, что задел вполне можно использовать. Если "Роснефть-Пурнефтегаз" предоставит гарантии поставок попутного газа, а "ЛУКОЙЛ" примет решение подать туда дополнительные ресурсы с месторождений бывшего "Геойлбента", расположенного недалеко от Губкинского (сейчас ПНГ там частично сжигается, частично подается напрямую в газотранспортную систему после первичной неквалифицированной подготовки), мы в кратчайшие сроки построим третью очередь.

Вместе с тем не стоит делать вывод, что с ресурсной базой у СИБУРа все проблемы решены. Откровенно говоря, мы не видим реальных возможностей через два-три года полностью загрузить планируемые мощности в 22-23 млрд м3. В своих планах мы ориентируемся на 19-20 млрд м3 и полностью координируем эти планы с действиями нефтяников.

"НиК": Расскажите, пожалуйста, о проекте строительства Заполярного ГПЗ.

- Проект под условным названием "Заполярный ГПЗ" призван обеспечить переработку ПНГ, добываемого в восточной части ЯНАО и на севере Красноярского края. Как нам известно, его планируется разместить рядом с Заполярным месторождением "Газпрома", примерно в 300 км севернее Губкинского ГПЗ. Основными недропользователями в данном регионе являются "Рос нефть", "Газпром", ТНК-ВР и "ЛУКОЙЛ". И ни у кого из них нет достаточно сырьевых ресурсов, которые позволили бы организовать полноценную, экономически рентабельную газопереработку.

Мы, глубоко изучив вопрос, видим возможность строительства Заполярного ГПЗ мощностью около 5 млрд м3 в год. К сожалению, газ там не очень жирный, содержание С3+ составляет около 200 г/м3, что позволит извлекать порядка 1 млн тонн ШФЛУ в год. На базе нашей дочерней компании "СИБУР-Восток" мы вместе с недропользователями анализируем проект ГПЗ с точки зрения его эффективности, рассматривая различные варианты подготовки ПНГ на месторождениях, схемы его сбора и переработки, транспортировки фракций С3+. Окончательные выводы пока делать рано. "СИБУР-Восток" будет заказывать обоснование инвестиций в I квартале 2011 года, и после его одобрения мы сможем выстроить четкий план действий. Откровенно скажу, что подобные "гринфилды" на таких ограниченных ресурсах газа, к тому же и не очень жирного, не так привлекательны даже для такой мощной компании, как СИБУР, с ее технологическими возможностями и кадровым потенциалом.

С точки зрения инфраструктуры, наверное, было бы целесообразно интегрировать возможности вывоза "заполярной" ШФЛУ с системой отгрузки СИБУРа в Ноябрьске, которая сейчас создается. Для этого потребуется построить дополнительную эстакаду, подъездные пути, расширить парк хранения.

В развитие темы хочу сказать, что в СИБУРе рассматривается еще несколько проектов строительства новых ГПЗ. Уже в 2012 году возможно принятие решения о начале строительства Барабинского или Усть-Кутского ГПЗ. Сырьем для первого из них послужит ПНГ и жирный природный газ, добываемые в Томской и Новосибирской областях на месторождениях "Томскнефти", ТНК-ВР, "Роснефти" и "Восток-Газпрома". Объемы там не очень большие - около 2 млрд м3 в год, но на этой базе мы видим возможность образования СП интересной конфигурации. Проект Усть-Кутского ГПЗ предполагает использование в первую очередь ресурсов Иркутской нефтяной компании и Дулисьмин ского месторождения.

"НиК": Рост объемов перерабатываемого ПНГ и выделяемой из него ШФЛУ потребует увеличения мощности газофракционирующих установок СИБУРа. Какие у компании планы на этот счет?

- Сегодня мы довели мощность нашей основной ГФУ на "Тобольск-Нефтехиме" до пиковой и даже превысили уровень, заложенный в изначальный проект. Сейчас установка способна перерабатывать до 3,5 млн тонн ШФЛУ в год. В настоящий момент реализуется второй этап расширения этой ГФУ, и к концу 2011 года ее мощность возрастет до 3,8 млн твг.

В перспективе в Тобольске планируется построить ГФУ-2 на 3 млн тонн ШФЛУ в год. Мы заканчиваем подготовку рабочей документации по данному проекту. Основное колонное оборудование для новой установки было завезено еще в 80-х годах, и его удалось сохранить.

В то же время для загрузки ГФУ-2 нам придется докупать определенный объем ШФЛУ на открытом рынке. По этому вопросу мы ведем переговоры с "Газпромом", "Сургут нефтегазом", а также "Норт газом", разрабатывающим газоконденсатные залежи Северо-Уренгойского месторождения. С этими компаниями, помимо конструктивных деловых отношений, нас связывает единая трубопроводная инфраструктура, принадлежащая в большинстве случаев СИБУРу. Данное обстоятельство, я думаю, поможет нам всем договориться о том, что, если "Тобольск-Нефтехим" будет расширяться, он получит надежные источники сырья. В данном случае - ШФЛУ.

На самом деле, мы и сейчас приобретаем ШФЛУ - на Сургут ском ГПЗ "Сургутнефтегаза". Но в перспективе главными поставщиками широкой фракции будут именно газодобывающие компании, которым приходится уходить с выработанных сеноманских на нижние горизонты, где природный газ гораздо более жирный. В этой связи на газпромовском Сургутском ЗСК резко возрастает количество выделенных из конденсата жидких фракций - уже в 2012 году получится более 2 млн тонн, по поводу которых, насколько я знаю, у "Газпрома" пока нет решения. Со временем этого сырья будет все больше.

Здесь просматривается возможность создания с "Газпромом" СП по газофракционированию на том же "Тобольск-Нефтехиме" или заключение долгосрочного контракта, который обеспечит "Газпрому" гарантированный сбыт этого в своем роде "попутного" для газодобычи ресурса, а СИБУРу позволит загрузить новую ГФУ. В 2010 году была создана рабочая группа с "Газпром переработкой", занимающаяся этой темой, в рамках которой мы будем координировать наши проекты с планами "Газпрома", ведущего расширение Сургутского ЗСК и увеличение мощности конденсатопровода, идущего от Новоуренгойского ЗПК до Сургутского ЗСК.

"НиК": Иными словами, проект наращивания мощностей газофракционирования в Тобольске ориентирован на ШФЛУ, полученную не из попутного газа?

- Отчасти да, и это - объективная реальность изменяющейся сырьевой базы газодобычи. По нашим расчетам, это создает предпосылки для формирования нового маршрута транспортировки легких фракций с севера на юг. Например, можно проложить конденсатопровод с севера ЯНАО до Южно-Балыкской ЛЭУ СИБУРа, где он врежется в новую трубу, к проектированию которой мы уже приступили. Речь идет о продуктопроводе от Южно-Балыкского ГПК до Тобольска. Пропускная способность существующей трубы недостаточна для реализации намеченных нами планов - она будет эксплуатироваться примерно до 2016 года, может быть, чуть дольше.

Параллельно могут получить развитие и другие варианты, например совместное с добывающими компаниями строительство завода стабилизации конденсата в районе Губкинского ГПЗ, откуда ШФЛУ пойдет в Ноябрьск и далее по железной дороге на наши предприятия. В ближайшее время нам предстоит тщательно проработать вопросы сотрудничества с добывающими компаниями и с учетом их планов по добыче принять единственно правильное решение по развитию переработки.

"НиК": Нуждается ли СИБУР в государственной поддержке своих проектов?

- На наш взгляд, лучшей поддержкой, даже не поддержкой, а сотрудничеством ради достижения общих целей было бы участие государства в строительстве востребованных отраслью объектов транспортной инфраструктуры - единолично или вместе с пулом инвесторов, которые за счет тарифов вернут вложенные средства и получат разумную прибыль. Согласитесь, такие инвестиции государства дадут экономике России больше, чем покупка ценных бумаг правительства США.

Государство радеет о модернизации экономики на базе новейших технологий. А в нефтегазовой отрасли нефтехимия - передний край научно-технического прогресса. Так кому еще оказывать поддержку, как не нефтехимикам? Примеры такой поддержки уже есть, и, надеюсь, она будет