Интервью Андрея Жвакина

15 ДЕКАБРЯ 2009 | Интернет-издание «Эксперт Online»

— Впервые в мире синтетический каучук был получен в России. Но, насколько мне известно, сейчас каучуковый бизнес в России не обладает серьезными инновационными разработками в области каучуков. С чем это связано, стоит ли ждать перемен?

— Перемен стоит ждать. Последние двадцать лет, конечно, не использовался или слабо использовался тот потенциал, который был в России. Мои коллеги даже шутят, что СССР был впереди не только в области балета и ракет, но и в каучуковой отрасли, бизнесе. Это были очень хорошие заделы. Наша компания сейчас уделяет вопросам инноваций в части каучуков очень большое внимание.

У нас создан корпоративный научно-исследовательский центр в Томске. Он оборудован самыми передовыми приборами, ученые собраны практически со всей России. Там работает 200 человек. Мы привлекаем и российские научно-исследовательские организации.

У «СИБУРа» одна из самых широких линеек выпускаемого каучка. Практически по всем видам каучуков мы ведем научно-исследовательские работы. Основной фокус делается на каучуки бутадиеновые.

— В каком состоянии находится российский шинный рынок — один из основных потребителей отчественных синтетических каучуков? Какова динамика спроса на синтетический каучук на азиатских рынках, куда традиционно поставляет свою продукцию «СИБУР»? Что делается для того, чтобы синтетические каучуки «СИБУРа» соответствовали требованиям ведущих мировых производителей шин?

— Российский шинный рынок очень сильно пострадал в период кризиса. Его объемы упали практически на 50 процентов. Сейчас происходит восстановление, хотя медленными темпами. На это восстановление спроса мы реагируем своим предложением каучуков.

Что касается динамики спроса на азиатских рынках, то она практически восстановилась и имеет достаточно устойчивую тенденцию дальнейшего роста. Они упали в меньшей пропорции, чем мы, и восстановились быстрее.

Прежде всего мы очень внимательно изучаем и выясняем эти требования. С этого года мы стали работать с зарубежными клиентами напрямую. Одно из приоритетных направлений развития «СИБУРа» — модернизация технологии производства синтетического каучука (СК): внедряются современные каталитические системы бутадиеновых СК, внедряется растворная технология производва бутадиен-стирольных СК, есть направления развития порошкообразного бутадиен-нитрильного каучука.

— Каковы, на ваш взгляд, перспективы российских производителей каучука с учетом того, что китайский рынок, на который приходится львиная доля экспорта, постепенно закрывается? Ведь Китай активно строит собственные заводы. Где новые рынки — Индия, иностранные шинники, создающие производства в России?

— Китай строит производство всех синтетических каучуков. Конкуренция на этом рынке возрастает. И мы это чувствуем. В свою очередь, мы работаем над усовершенствованием нашего продуктового предложения, развиваем дополнительные сервисы и улучшаем качество нашей продукции. Мы внедряем такую услугу, как техническая поддержка переработчиков каучука.

Кроме перечисленных в вопросе новых рынков это еще и рынки Северной и Южной Америки. Мы о них не забываем.

— Все эксперты едины во мнении, что основным потребителем каучуков в будущем станет Китай и другие страны Азии. Вернее, их лидирующая роль будет укрепляться. Так, может быть, стоит использовать Красноярский завод как базу для расширения каучуковых мощностей «СИБУРа»? Об этом говорят география и здравый смысл. Спасибо.

— Мы учитываем месторасположение красноярского предприятия при разработке плана его развития, его продукция — бутадиен-нитрильные каучуки — в основном ориентированы на китайский рынок. У нас в планах увеличение этого производства для китайского рынка. В то же время необходимо учитывать стоимость доставки туда исходного сырья — бутадиена.

— Хотелось бы услышать ваше мнение по следующему поводу. На настоящий момент в мире спрос на каучуки составляет около 22.000 Kt, из них 43% — это натуральный каучук. На синтетические каучуки остается порядка 12.800 Kt. Российские мощности по выпуску СК составляют порядка 1636 Kt, т. е. это больше 13%. Таким образом, Россия является серьезным игроком на мировом рынке каучуков. Инвестпроекты в РФ и, в частности, в компании «СИБУР» направлены на вытеснение менее эффективных конкурентов или рассчитаны на органический рост рынка? Почему при такой высокой доле в мировой структуре российские каучуки на всех основных рынках (Европа и Азия) дисконтированы по цене? Почему не работает принцип «давления поставщика»? С кем вообще конкурирует компания и кого вытесняет (если таковые игроки на зарубежных рынках имеются)? И еще один, сырьевой вопрос: не боитесь ли вы, что Ближний Восток начнет развивать направление синтетических каучуков? Ресурсы этана заканчиваются, на Ближнем Востоке появляется все больше нафтовых пиролизов, из которых будет выходить большое количество БДФ (основное сырье для получения бутадиена). Ведутся ли какие-нибудь переговоры с производителями и инвесторами из этого региона?

— Они направлены и на то и на другое. РФ в целом — это нетто-экспортер, поэтому избыточные мощности в регионе присутствуют. Наши инвестпроекты направлены на повышение нашей эффективности, тем самым мы будем способствовать уходу с рынка менее эффективных игроков, что, в общем-то. в последнее время и происходит. Темпы роста российского рынка до кризиса составляли от 3 до 5 процентов в год. В Китае этот рост составлял 7–8 процентов, там, соответственно, требуется вводить новые мощности для удовлетворения спроса или увеличивать импорт СК.

Не все экспортные продукты «СИБУРа» дисконтированы по цене. Кроме абсолютных объемов следует учитывать и структурный фактор. Так, по полиизопреновым каучукам доля России на мировом рынке 70 процентов, а по другим видам каучуков от 8 до 15 процентов. Соответственно в сегментах где позиции близки к доминированию это используется. В остальных сегментах ситуация диктуется конкуренцией и текущим балансом спроса и предложения.

Ближний Восток начинает развивать каучуковые мощности. Но предложения каучуков из этого региона имеет логистические ограничения. Усиление конкуренции будет, но не в той степени, в которой вы считаете.

— Слышал, что «СИБУР» производит термоэластопласты для создания полимерных битумов. Удается ли найти общий язык с дорожниками по централизованному переходу к более совершенным материалам при строительстве дорог? Или без взяток этот вопрос решить сложно? Кто же по собственной воле будет терять дополнительный заработок от «ямочного ремонта»

— Полимерные битумы широко используются во всем мире. И в регионах с климатом, похожим на российский, доказали, что дорожные покрытия, изготовленные на их основе, имеют срок службы, в два с лишним раза превышающий обычный.

Мы пытаемся найти общий язык как с дорожниками, так и с федеральными и региональными властями, заинтересованными в повышении качества дорог. Во многих регионах мы имеем хорошую поддержку и реальные достижения (Московская, Воронежская, Тульская, Нижегородская области, города Омск, Петербург), активно сотрудничаем с Минтрансом и Росавтодором, оказываем методическую и научную поддержку. В частности, на следующей неделе в Воронеже состоится семинар для ведущих игроков дорожной отрасли, организованный «СИБУРом» и посвященный применению этого продукта.

Китай в дорожном строительстве использует около 100 тысяч тонн термоэластопластов. Для сравнения: Россия использует не более трех тысяч тонн. А вот в странах Северной Европы более 50 процентов дорог строятся с использованием термоэластопластов.

— Можете ли вы назвать участки дорог в Москве и области, на которых применялся термоэластопласт? Хочется протестировать разрекламированное качество.

— Это некоторые участки МКАД, трассы в аэропорт Домодедово. В Тульской области это участки трассы М4

— Был в Тольятти. Про ситуацию вокруг завода «Тольяттикаучук» рассказывают всякие ужастики. Якобы криминальный элемент вспомнил лихие 90-е и хочет свою долю. Так ли это?

— Нужно сказать, что в городе Тольятти в целом напряженная криминогенная ситуация. «Тольяттикаучук» не изолирован от этой среды. И те криминальные инциденты, которые там, к сожалению, происходят, в большей степени связаны с прошлыми событиями начала 2000 годов и не связаны напрямую с сегодняшней работой «Тольяттикаучука». Сам завод успешно пережил кризис и увеличивает объемы производства.

— Вам задали много интересных вопросов, касающихся в основном того, почему «СИБУР» не следует в русле тенденций отрасли, которые, в общем то, и так известны: почему не выносит производство ближе к сырью (проект в Тобольске заморожен), почему медленно обновляет мощности и технологии, хотя имеет для этого средства, почему не стремится к глубокой интеграции с западными шинными компаниями и позиционирует себя как поставщик, образно говоря, каучукового «ширпотреба», почему пассивно ведет себя на мировых рынках, хотя имеет мощнейшее конкурентное преимущество в виде дешевого газового сырья и т. д. Я задам еще более интересный вопрос, касающийся не среднесрочной, а долгосрочной стратегии каучуковой отрасли. Есть явный тренд на снижение расхода каучука в производстве одной шины. Учитывая сложности с утилизацией этой продукции, рано или поздно на законодательном уровне начнется введение стандартов минимального срока эксплуатации одной покрышки (скажем, лет 10), и экстенсивный рост рынка синтетических каучуков закончится. На рынке останутся компании, которые смогут что-то предложить шинникам, чтобы выполнять эти требования, компании, которые будут производить сверхдорогую продукцию в малых объемах. Какие шаги предпринимает ваша компания к тому, чтобы не оказаться аутсайдером в такой ситуации?

— Спасибо за интересные вопросы. По поводу обновления мощностей каучуковой промышленности: в настоящее время существует тенденция строительства новых мощностей только в Юго-Восточной Азии. Мощности в традиционных центрах каучуковой промышленности остаются неизменными либо даже закрываются. Строительство каучуковых мощностей на источниках сырья не всегда однозначно выгодно, так как в этом случае придется транспортировать до потребителя готовый продукт. «СИБУР» занимается планомерным и поэтапным повышением эффективности — энергоэффективности, ресурсоэффективности мощностей, на что затрачиваются немалые средства. В «СИБУРе» существует программа НИОКР, направленная на разработку новых каучуков, в том числе совместно с международными шинными компаниями. Только на текущий месяц запланировано три опытно-промышленных выпуска новых продуктов, отвечающих по свойствам качеству продукции наших основных мировых конкурентов. Так что каучуковым ширпотребом продукцию «СИБУРа» назвать нельзя. В частности, тестируется бутадиеновый каучук, изготовленный с применением современного неодимового катализатора, который используется при производстве так называемых зеленых шин. «Зеленая шина» — это шина, которая прежде всего сокращает потребление горючего за счет уменьшения сопротивления качению.

Мы не ожидаем таких изменений в законодательстве, которые ограничили бы минимальный срок службы покрышек. Кроме вопросов утилизации отработанных шин есть еще вопросы безопасности автомобиля. Тренд на снижение расхода каучука в производстве одной шины связан прежде всего с уменьшением веса самой шины. В целом рост спроса на каучук и в дальнейшем будет пропорционален росту объемов автопарка. Кстати, на замену идет гораздо больше шин, чем на первичную комплектацию.

— Насколько сильно на производителей синтетического каучука влияет нулевая ставка на ввоз в Россию натурального каучука? Обращались ли российские производители синтетического каучука в правительство с просьбой отменить эту меру?

— Существенного влияния нулевая ввозная пошлина на натуральный каучук на нас не оказывает.

— Можно ли говорить о государственном протекционизме в отношении отрасли? Был ли защищен рынок во время кризиса? Вообще, есть ли ожидания от государства или все устраивает (речь не о тактических проектах типа ТЭПов, но об основных объемах)?

— Защита рынка шла через поддержку автопроизводителя, и в ближайшее время планируется программа обмена старых автомобилей на новые, выпущенные в России.

Недавно в Нижнекамске прошло совещание с участием премьер-министра, посвященное нефтехимии. На этом совещании был принят ряд очень важных решений, которые окажут и каучуковой отрасли существенную поддержку

— «Воронежсинтезкаучук» — по-моему, одно из единичных крупных и потенциально опасных в плане экологии предприятий в России, расположенных в черте города. От некоторых домов Воронежа до ВСК рукой подать. Нормальная ли это ситуация, могут ли жители города быть спокойны за свое здоровье? Я не про возможность аварий, а про «ежедневную экологию».

— Исторически сложилось, что «Воронежсинтезкаучук» расположен в черте города, поэтому «СИБУР» постоянно уделяет повышенное внимание вопросам экологии производства. Так, совсем недавно были введены в строй новые очистные сооружения сточных вод. На заводе есть программа постоянного сокращения воздушных выбросов вредных веществ, и это дает свои плоды. Внедрение новых катализаторов и новых вакуумных установок позволило в несколько раз сократить содержание стирола в воздушных выбросах. Кроме того, развитие новых технологий (переход в Воронеже на выпуск бутадиеновых каучуков на неодимовых катализаторах) также ведет к сокращению вредных выборов.

— «СИБУР» стал с этого года напрямую торговать своей продукцией за рубежом, купив трейдера «Ситко» и отказавшись от услуг «Газпрома». Сказалось ли это на экспортных объемах продажи каучуков, сохранении маркетинговых позиций на внешних рынках? Что вообще делается, чтобы услышать голос конечных потребителей за рубежом?

— «Газпромэкспорт» и «Ситко» на определенном этапе развития «СИБУРа» помогли упорядочить наши продажи на экспортном направлении. Но это и осложняло нашу связь с конечным потребителем продукции. Приобретя «Ситко», мы получили, по сути дела, прямой доступ к клиентам и теперь имеем возможность получать информацию непосредственно от них. Кроме того, мы усилили кадровый состав «Ситко», что сразу же отразилось на объемах продаж. Сейчас мы развиваем систему оказания технической поддержки нашим клиентам. Если у них возникнут проблемы при переработке нашей продукции, они смогут оперативно получить консультацию у наших технических специалистов. Это некая «скорая помощь». В более сложных случаях мы вместе с клиентом работаем над доведением свойств нашего продукта до тех требований, которые нужны покупателю.

— Численность работников, занятых на производствах синтетических каучуков «СИБУРа», явно не соответствует численности работников на аналогичных западных предприятиях — там их значительно меньше. Каким образом «СИБУР» собирается повышать производительность труда на своих предприятиях в условиях и без того высокой социальной напряженности в тех городах, где располагаются его производства?

— Производительность труда — это один из основных критериев эффективности. Мы начали оптимизировать численность еще в 2008 году, до начала кризиса. С этого времени сократили более чем на 30 процентов. Однако уменьшение численности в основном произошло не за счет прямого сокращения, а за счет выхода на пенсию, перевода части вспомогательных функций на аутсорсинг. При этом, безусловно, мы учитываем социальные аспекты и постоянно обсуждаем эти вопросы с органами власти тех регионов, где расположены наши предприятия.

— Финская компания Nokia сначала производила галоши и шины, а теперь стала мировым лидером на рынке мобильных телефонов. «СИБУР» не хочет повторить путь «Нокии»?

— «СИБУР» останется нефтегазохимической компанией. Поверьте, в этой отрасли есть масса вариантов и областей для инновационного развития. И стратегия каучукового бизнеса предполагает помимо предложения широкого ассортимента традиционных продуктов высокотехнологичные каучуки для продвинутых шинников и производителей резино-технических изделий (от комплектующих для автомобилей до мячей для гольфа). Мир применения каучука постоянно расширяется. Например, Китай после землетрясения начал использовать каучук при строительстве фундаментов домов, что повышает их сейсмоустойчивость. И таких примеров достаточно.