«Мы можем спокойно перекурить еще год»

02 ИЮЛЯ 2009 | Газета «Коммерсант» | Дмитрий Беликов

— Вам вообще еще нужна Amtel-Vredestein?

— Отвечу вам так, я засыпаю и просыпаюсь с мыслью: слава богу, что тогда, осенью, мы в сделку по объединению активов с Amtel-Vredestein не вошли. Если бы мы ее тогда завершили, то вошли бы в кризис с набором этих токсичных активов (Amtel-Vredestein.- «Ъ») и нам пришлось бы запускать эти заводы плюс еще и разруливать ситуацию с кредиторкой Amtel-Vredestein. Повезло, что момент принятия решения наступил тогда, когда нам стал уже понятен масштаб надвигающегося кризиса. С другой стороны, я уверен, что активы Amtel-Vredestein нам необходимы. В пик кризиса продажи СИБУРа-РШ упали в целом примерно на 45%, но загрузка мощностей по легковым шинам почти 100-процентная. То есть в этом сегменте перспективы есть, но строить новое производство с нуля у нас нет ни сил, ни времени — нам надо завершать текущие инвестпроекты. Разумнее получить готовые легковые мощности.

— Какие активы Amtel-Vredestein вам интересны?

— Да все интересны.

— Даже проблемная сеть АВ-ТО?

— АВ-ТО уже не та, что раньше. Почти вдвое сократилось количество магазинов, и от ряда проблемных активов менеджмент Amtel-Vredestein все же смог избавиться: что-то продали, что-то передали кому-то и так далее. И если привлечь для нее стратега из розницы, то можно сделать из актива конфетку. У всех крупных шинных концернов есть свои сети.

— Допустим, вы сможете обменять более 50% долга Amtel-Vredestein на облигации СИБУРа-РШ. Что будете делать, если оставшаяся часть кредиторов откажется подписывать с вами мировое соглашение? У вас будут деньги на участие в торгах по продаже имущества Amtel-Vredestein?

— Если говорить о торгах, то мы можем спокойно перекурить еще год — раньше они все равно не состоятся. Что будет к этому времени, никто не знает. Понятно только, что до этого времени кому-то надо будет каким-то образом управлять заводами Amtel-Vredestein, где-то брать для них сырье, не допускать остановок оборудования, роспуска персонала. Поэтому мы и предлагаем не только оферту, но и решение вопроса с поставками сырья на заводы Amtel-Vredestein в обмен на право выкупа их продукции. А в целом в ситуации с мировым соглашением разные могут быть конфигурации. Например, мы активно общаемся с федеральными и региональными органами власти и объясняем им, что мы едва ли не единственный игрок, который обладает опытом, желанием и возможностями сохранить производства и рабочие места Amtel-Vredestein. И что если бы мы реанимировали активы Amtel-Vredestein, то государство могло бы каким-либо образом войти в капитал компании, образованной на базе наших и их активов. Мы могли бы, например, разместить в пользу государства наши привилегированные акции или облигации, чтобы потом с дисконтом рассчитаться с банками и все-таки подписать мировое соглашение. Так что вариантов может быть много.

— Как вы в целом переживаете кризис?

— В 2008 году мы продали 10,2 млн шин, 6,3 млн легковых и 3,6 млн грузовых. Выручка была на уровне 27,5 млрд руб., EBITDA — 1,3 млрд руб. То есть выручка осталась на уровне 2007 года, а EBITDA упала (в 2007 году она составляла 2,5 млрд руб.- «Ъ»). Вообще по итогам года мы ожидали роста, и первые три квартала шли лучше, чем в 2007 году, хотя цены на все сырье росли бешеными темпами. Но все подкосил четвертый квартал. Основная проблема была в том, что платить (за отгруженные шины.- «Ъ») никто не хотел. И могут заплатить, но не хотят. Некоторые дилеры создавали себе подушки ликвидности, старались пересидеть в какой-нибудь валюте и потом нам заплатить проценты и штрафы по просрочке — из-за колебаний курсов для них это получалось дешевле. Автозаводы все накопили перед нами долг за поставленные шины. Сейчас ситуация с продажами постепенно улучшается, дно было в марте.

— Как вы покрывали недостаток оборотки?

— Нам помог акционер (нефтехимический холдинг СИБУР. — «Ъ»), который предоставил промежуточное финансирование. Часть привлеченных денег мы направили на пополнение оборотных средств, а часть — на погашение банковских кредитов. У нас в четвертом квартале, помимо падения продаж и роста неплатежей, пошла еще если и не волна, то достаточно такая интенсивная цепочка погашений банковских кредитов: Альфа-банку, Газпромбанку, банку «Россия» и так далее.

— И сколько вы теперь должны СИБУРу?

— Этого я не раскрою. Скажу только, что в целом с обслуживанием кредитов у нас нет проблем, с марта у нас положительный денежный поток.

— Что происходит с вашими инвестпроектами?

— У нас два крупных проекта: на $250 млн — строительство комплекса по выпуску цельнометаллокордных шин на Ярославском шинном заводе и по полиэфирным кордам на «Сибуре-Волжском», там проектное финансирование на $100 млн, предоставленное западным банком под гарантии Hermes. Проект на «Сибуре-Волжском» в финальной стадии, а в проекте в Ярославле у нас некоторое смещение по срокам. Если раньше мы планировали запустить его в конце этого — начале следующего года, то теперь, я думаю, перенесем запуск на 2010–2011 годы.

— Почему?

— Пока мы привлекли от СИБУРа половину из $250 млн, которые необходимы, то есть оставшуюся половину предстоит привлечь. Но СИБУР может и не предоставить ее нам — ему необходимо финансировать собственную инвестпрограмму. Поэтому думаем, как найти альтернативное финансирование. Это могут быть разные варианты, в том числе с использованием акционерного капитала.

— То есть можете продать часть своих акций? Кому?

— Пока рано об этом предметно говорить.