Полимерам хватит газа

01 СЕНТЯБРЯ 2014 | Журнал "Эксперт" | Сергей Кудияров

В Западной Сибири начал действовать новый магистральный продуктопровод, связывающий принадлежащий отечественной газовой компании ‘‘НоваТЭК’‘ Пуровский ЗПК (завод по переработке конденсата) и тобольскую промышленную площадку флагмана российской нефтехимии ‘‘СИБУРа’‘. Это первый в постсоветской истории страны продуктопровод такого масштаба.

Проект оказался не дешевым: инвестору, ‘‘СИБУРу’‘, он обошелся в 63 млрд рублей. (Для сравнения: вложения ‘‘СИБУРа’‘ во вторую очередь газофракционирующих мощностей в Тобольске составили только 16 млрд рублей, а входящий в тройку крупнейших в мире предприятий отрасли ‘‘Тобольск-Полимер’‘ обошелся в 60 млрд.) Но и результат впечатляет. Линейная часть продуктопровода протянулась почти на 1100 км, что на треть увеличивает протяженность продуктопроводов такого типа в России.

К строительству продуктопровода были привлечены российские подрядные организации - ‘‘Нова’‘, ‘‘Стройтрансгаз’‘, СТГ-М, НГСК, ‘‘Нефтьмонтаж’‘, ‘‘НПА Вира Реалтайм’‘. Для строительства использовались трубы только российского производства (основной поставщик - ЧТПЗ).

Труба будет передавать широкую фракцию легких углеводородов (ШФЛУ) - сырье для нефтехимии, получаемое из попутного нефтяного газа или из нестабильного газового конденсата. Пропускная способность трубопровода такова, что по нему можно передать до трети всего сырья, в принципе доступного в Западной Сибири.

Ничего подобного в России не строилось со времен первого (и последнего) советского магистрального ШФЛУ-провода Западная Сибирь - Поволжье, эксплуатировавшегося в 1980-х годах.

На уровне погрешности

Россия традиционно играет большую роль на рынке углеводородов. Еще бы - на территории нашей страны сосредоточено до 40% мировых запасов газа и до 7% мировых запасов нефти. На Россию приходится 13% мировой добычи нефти и 19% мировой добычи природного газа. Но, к сожалению, все это так и остается лишь сырьевым потенциалом, не получая продолжения в переработке.

Россия мало заметна на рынках нефтехимической продукции. На нашу страну приходится лишь 2% мирового производства пластмасс. На экспортных рынках ситуация еще плачевнее, за исключением синтетических каучуков. По всем основным наименованиям нефтехимической продукции вклад нашей ‘‘энергетической сверхдержавы’‘ в мировой экспорт - на уровне статистической погрешности.

А по вкладу в мировую торговлю базовыми нефтехимическими продуктами Россия уступает даже арабским странам.

На внутреннем рынке России среднедушевое потребление полимеров в пять раз меньше, чем в США или Германии, в полтора раза меньше, чем в Китае. Разумеется, это противоестественная ситуация, и она постепенно меняется. Все последние годы расширение спроса на продукцию нефтехимии в России исчислялось двузначными числами, и в обозримом будущем, по оценкам экспертов, спрос продолжит увеличиваться средними темпами 8% в год.

Рост потребления опережает рост производства продуктов нефтехимии в России. Доходит до парадоксального - при огромных масштабах экспорта нефти и газа Россия является крупным импортером продуктов нефтехимии.

Мы стоим перед необходимостью развития отечественной нефтехимии. Напомним, что в рамках подготовленного Минэнерго Плана развития отечественной газо и нефтехимии на период до 2030 года в России должно появиться шесть нефтехимических кластеров. Это традиционный район нефтехимии в Поволжье, завязанный на проекты ‘‘ЛУКойла’‘ Каспийский кластер, лелеемый ‘‘Роснефтью’‘Восточно-Сибирский кластер, достаточно спорные пока Дальневосточный и Северо-Западный кластеры, а также Западно-Сибирский кластер, потенциально - третий в стране (см. график 3), представленный множеством различных добывающих компаний и перерабатывающими мощностями ‘‘СИБУРа’‘.

Дорога преткновения

‘‘В Западной Сибири есть потенциал роста объемов добычи, есть известные, разведанные, но еще не разрабатываемые месторождения, есть новые проекты по добыче как нефти, так и газа, - говорит аналитик УК ‘‘Альфа-Капитал’‘ Андрей Шенк. - Эти новые проекты, как правило, затратны из-за тяжелых условий добычи и удаленности. И встает вопрос сбыта. Нести затраты на освоение новых месторождений компании будут, только имея гарантии по сбыту своей продукции’‘.

У ‘‘СИБУРа’‘ есть долгосрочные контракты с ‘‘НоваТЭКом’‘, обеспечивающим до 25-30% потребностей тобольской площадки в сырье и неуклонно увеличивающим свое производство. Благо, у обеих компаний общий акционер, Леонид Михельсон.

По словам заместителя председателя правления ‘‘НоваТЭКа’‘ Александра

Фридмана, компания обладает ресурсной базой с более чем 80-процентным содержанием газового конденсата. Лет десять назад было решено строить систему конденсатопроводов с добычных активов и завод по переработке газового конденсата в районе поселка Пуровск. ‘‘В этом году мы ввели дополнительную мощность объемом 6 миллионов тонн, доведя общую мощность пуровского завода до 11 миллионов тонн’‘, - говорит Фридман.

Нефтехимический холдинг имеет долгосрочные контракты с ‘‘Газпромом’‘, ‘‘Роснефтью’‘, ‘‘Газпром нефтью’‘. В общем, проблем с сырьем у ‘‘СИБУРа’‘ нет.

Но еще при подготовке Плана-2030 в Минэнерго назвали главное препятствие на пути развития ЗападноСибирского кластера - слабость его инфраструктуры.

Это ограничение пропускных способностей железнодорожного транспорта на отдельных участках Свердловской железной дороги, по которым вывозятся значительные объемы грузов нефтегазовых и нефтехимических компаний. И если нефть и газ все больше идут в трубу, то с нефтепродуктами проблемы только нарастали.

По словам эксперта-аналитика департамента исследований железнодорожного транспорта ИПЕМ Александра Слободяника, ‘‘объем железнодорожных перевозок сырой нефти в России неуклонно снижается: -11,2 процента к уровню 2006 года. Связано это со строительством и запуском в эксплуатацию магистральных нефтепроводов. При этом объем перевозки нефтепродуктов стабильно растет: +20,1 процента к уровню 2006 года. В прошлом году около 80 процентов всех нефтепродуктов было перевезено железнодорожным транспортом’‘.

Железные дороги для транспортировки ШФЛУ использует и ‘‘СИБУР’‘. Его грузы перевозятся железнодорожным оператором холдинга ‘‘СИБУР-Трансом’‘. В принципе в ‘‘СИБУРе’‘ довольны работой железнодорожников, сотрудничество с ними строится на основе долгосрочных контрактов, и, как уверяют в компании, с вводом в эксплуатацию нового трубопровода изменений здесь не ожидается.

В свое время нефтегазовый холдинг и сам посильно поучаствовал в развитии железнодорожного транспорта региона. Но ни о каком росте и речи быть не могло - при избытке сырья на севере перерабатывающие мощности на юге не могли его получить из-за перегруженности дорог.

‘‘По мнению ‘‘СИБУРа’‘, железнодорожная инфраструктура не смогла бы выдержать увеличивающихся объемов вывоза сжиженных газов из северных округов и, соответственно, обеспечить нам стабильные сырьевые поставки, - рассказывает заместитель председателя правления ‘‘СИБУРа’‘ Михаил Карисалов. - Конечно, проект продуктопровода очень затратный. Я не берусь назвать точно сроки его окупаемости, но сказал бы, что это инвестиции в возможность дальнейшего развития компании и повышение надежности транспортной инфраструктуры’‘.

Развитию быть

Ввод в промышленную эксплуатацию продуктопровода транспортную проблему снимает. Как сообщили в ‘‘СИБУРе ‘‘, с запуском продуктопровода потенциально объемы поставляемого сырья в Тобольск могут вырасти почти вдвое. При этом строительство продуктопровода снимает риски роста перегруженности железных дорог, так как новые объемы углеводородного сырья на севере будут поставляться в продуктопровод.

По словам Михаила Карисалова, и продуктопровод, и Ноябрьская наливная эстакада - в определенном смысле интегрированные проекты, элементы железнодорожной и трубопроводной инфраструктуры ‘‘СИБУРа’‘. ‘‘Что происходит, например, при появлении 500 тысяч тонн полипропилена в Тобольске?

Это снижает загрузку железной дороги, потому что эти тонны полипропилена не берутся из воздуха, а появляются из того пропана, который раньше в количестве 600 тысяч тонн ехал по железной дороге и использовал в три раза больше вагонов, чем использует сейчас полипропилен. Поэтому появление полимерных производств на этой ветке и конкретно в Тобольске разгружает железную дорогу по сравнению с тем, что было до этого’‘, - поясняет генеральный директор ‘‘СИБУРа’‘ Дмитрий Конов.