«Сегодняшняя ситуация - стимул для внутреннего рывка»

02 ИЮНЯ 2014 | Журнал "Нефтехимия РФ"

В прошлом году площадки СИБУРа дважды принимали руководителей государства для обсуждения стратегических проблем нефтехимии. О том, как компания видит решение ключевых отраслевых вопросов, «Нефтехимии РФ» рассказал заместитель председателя правления СИБУРа Кирилл Шамалов.

— Давайте начнем с главного. Если отвлечься от риторики лоббизма, нормальной для любой отрасли, насколько на самом деле важно для государства развивать нефтехимический сектор сегодня? Ведь те же слова про свою отрасль могут сказать все – от металлургов до шахтеров.

Все дело в том, что ряд направлений для современной экономики имеет стратегический характер и требует соответствующего внимания и поддержки. Государство заинтересовано в том, чтобы экономический рост в стране как минимум не замедлялся.

Потребление продукции нашей отрасли — это хороший и качественный драйвер для экономики в целом, потому что полимеры и другие химические продукты широко используются в автопроме, ЖКХ, строительстве и ряде других основополагающих сфер. Не стоит забывать и о том, что президент поставил задачу создать в стране 25 млн новых высокопроизводительных рабочих мест, а рост нефтехимии мультипликативно генерирует рабочие места в смежных и других отраслях. Наконец, мы предлагаем решения в направлении импортозамещения современных материалов – а эта проблема стоит остро, особенно сейчас. В целом сегодняшнюю ситуацию нужно использовать как стимул для внутреннего рывка. Для рывка нефтехимии в частности. Поэтому государство заинтересовано в нас, а мы заинтересованы в государстве — мы вместе решаем одну и ту же задачу.

Мы не говорим об эфемерных вещах. Мы развиваем свою отрасль, строим заводы. И делаем это не просто потому, что хотим сделать что-то большое и грандиозное. Эти заводы меняют баланс в экономике страны от сырьевой составляющей в сторону продукции с высокой добавленной стоимостью. Мы являемся ключевым этапом, когда сырьевая экономика переходит в экономику глубокой переработки.

— Государство согласно с такой картиной мира?

С точки зрения отношения государства нефтехимии уделяется большое внимание, даются все необходимые поручения. Последнее крупное совещание в Тобольске в октябре прошлого года дало на выходе целый перечень мер для стимулирования нефтехимии. Но, к сожалению, путь от поручений до их конкретной реализации и результата, который мог бы почувствовать конкретный нефтехимик и потребитель нашей продукции, занимает определенное или, скорее, даже неопределенное время. В этой связи надо признать, что прикладного значения для экономики отрасли принимаемые ранее стратегии не получили.

— Как в таком случае обстоит дело с недавно принятой Стратегией –2030?

В этом документе есть две доминирующие и правильные темы: кластерный подход и стимулирование потребления. Это совпадает с магистральными идеями СИБУРа о том, как создать более конкурентоспособную отрасль, как поднять нефтехимию на более качественный уровень. Думаю, что мы будем двигаться вперед, отталкиваясь от этой идейной базы.

— Что конкретно готова делать компания или, может быть, уже делает на этом пути?

СИБУР не готов уходить в конечную продукцию, но мы должны предпринимать конкретные шаги, создавать условия для того, чтобы производители готовой продукции наращивали производство. По данным Российского Союза химиков сегодня больше 50% нефтехимической продукции — импорт. Недавний пример – Олимпиада Сочи. Американская компания Dow Chemical была официальным партнером игр, и там было представлено много продукции ее и ее партнеров. Например, пластиковые стулья. Вроде бы, банальный пример, но используемые на Олимпиаде стулья были сделаны не в России. Я думаю, что это в том числе наша ответственность, как старшего нефтехимического брата, помогать малому и среднему бизнесу. В частности, мы можем создавать индустриальные парки, так называемые нефтехимические кластеры. Один из примеров – индустриальный парк «Ока-Полимер» в Нижегородской области, который мы создали, развили и затем передали в надежные руки местного бизнеса. Мы планируем в той или иной степени продолжать эту линию. У нас есть большое количество заводов в разных регионах страны. Есть понимание, что можно выстраивать новые производственные цепочки, предоставляя партнерам – производителям готовой продукции определенные площади и помещения, а также добиваясь для них льготного налогового режима. Мы также можем делать привлекательные предложения по сырью, ведь без нашей помощи как поставщиков базового сырья рынок отечественного производителя будет стагнировать.

— Это что касается кластеров. А что компания может делать в рамках другого направления философии стратегии – стимулирования потребления?

Автодорожное хозяйство, ЖКХ, строительство являются магистральными отраслями экономики, они же для нас по сути главный рынок. Но этот рынок нужно завоевывать. В какой-то степени мы его знаем. Вопрос – в какой. Почему на примере продвижения геосинтетики мы многое поняли про дорожное хозяйство? Потому что геосинтетика является более-менее готовым к конечному применению продуктом по сравнению с нашими каучуками или, например, ПВХ. Если мы хотим развивать рынок ПВХ, то мы должны экспертно говорить о трубах из ПВХ, детских игрушках и пленках, то есть знать в лицо поставщиков конечной продукции, их сильные и слабые места. И здесь нужно выстраивать продуктовые и экспертные связи, в которых мы будем на одном конце, на другом — производитель готовой продукции. На сегодняшний день мы работаем над комплексной стратегией продвижения нефтехимической продукции. Для ее создания нужно время, чтобы мы больше понимали смежные отрасли, чтобы мы их раскладывали по полочкам. Те базовые механизмы, которые мы отработали на геосинтетике, могут быть тиражированы в других направлениях: нужно консолидировать основных игроков в этой цепочке, как бизнес так и чиновников, и с ними прорабатывать все эти вопросы. Возвращаясь к тому, что мы уже делаем. Сейчас идут посылы на всех уровнях с участием первых лиц государства о том, что нужно стимулировать применение нефтехимической продукции в ключевых сегментах экономики. Все поручения прорабатываются министерствами, которые запрашивают у нас, как у лидеров отрасли, наше видение задач и решений. Не так давно в развитии того же Тобольского совещания было принято постановление правительства по комплексному плану стимулирования нефтехимического комплекса. Там прописан ряд госпрограмм, за который ответственны разные министерства, в том числе программы энергосбережения и ряд других, которые нужно изменить, чтобы использование нефтехимии увеличилось в разы. Поэтому реальная работа делается, пусть не всегда систематизированная. На основных проектах мы отрабатываем механизмы с пониманием, что могли бы их тиражировать. В этом смысле есть внутренние темы развития нефтехимии, и есть не менее важная задача глубже понимать другие отрасли, где применяется нефтехимическая продукция.

— В свою очередь, насколько хорошо потенциальные потребители и государство понимают спектр возможностей, которые открывает нефтехимия, в принципе, насколько знают нашу отрасль?

Историческая проблема нефтехимии в том, что ее не понимали, и до сих пор она понятна не до конца. И наша задача, в том числе, в том, чтобы о ней рассказывать, и рассказывать популярно. Это действительно очень важно, потому что когда общаешься с людьми, они не всегда понимают, о чем идет речь, буквально видишь на лицах вопрос, что это за нефтехимия такая. Когда показываешь людям, что вокруг них находится из полимерных и других материалов, они начинают по-новому смотреть на отрасль. Одна из проблем в том, что эту позиционную просветительскую работу ведет только СИБУР. Надо искать партнеров, надо их создавать и пропагандировать нашу индустрию в хорошем смысле. Мы активизировали это направление – при нашей поддержке выходят видеоролики, мультфильмы, брошюры, отраслевые издания популярной направленности. В частности, сейчас готовится видеоролик о применении полимеров в спортивной индустрии с участием мировых звезд футбола, баскетбола и других видов спорта.

— Вы сказали, что кейс с продвижением СИБУРом геосинтетики — это своего рода модель продвижения продуктовой ниши. Эта модель настолько успешна?

Начиная работу по продвижению геосинтетики, мы до конца не знали о том, как она пойдет и какой эффект даст. Но сегодня даже наши коллеги из дорожной отрасли признают, что такой консолидации усилий и эффекта от этого они никогда не встречали. Мы стали больше и лучше понимать, как работает система. Сегодня через созданные площадки и каналы общения мы можем вести диалог с участниками процесса: проектными организациями, регуляторами, производителями, подрядчиками. Мы увеличиваем и в какой-то степени создаем рынок. Потому что, если потенциальный потребитель не знает, что у тебя есть продукт, он у тебя его никогда не купит и не будет использовать. Поэтому поднятие в хорошем смысле этой волны дает очень большой эффект бизнесу. И от этих мероприятий, где мы объединяем всю цепочку участников, очень много пользы. Потому что люди начинают больше разбираться, они становятся более грамотными потребителями и вообще становятся новыми потребителями нашей продукции. Знаковым моментом стало заключение соглашения с государственной компанией «Автодор» в прошлом году — это результат проделанной нами совместной работы. Еще несколько лет назад геосинтетика как материал не имела регламентации. О ней слышали, но не знали, какими свойствами она должна обладать, как правильно ее применять в тех или иных дорожных сферах.

Поэтому мы договаривались с госорганами и экспертами о создании нормативной базы, регламентирующей применение материалов. Она создана усилиями нашей компании и в целом усилиями сообщества, в том числе дорожными организациями, которые ее восприняли. Сегодня есть понимание, что такое геоматериалы, какими требованиями и свойствами они должны обладать, чтобы применять их в дорожном хозяйстве.

— Какие сложности возникали в процессе?

Сначала мы полагали, что после внедрения стандартов геосинтетика станет также обширно применяться, как на Западе, в Европе, в Канаде. Но это абсолютно не означает автоматического открытия «горлышка». Мы от этого романтизма ушли, когда стали понимать, что, несмотря на схожесть климатических условий России с Европой и Канадой, у нас есть своя специфика. Есть отдельные регионы, где применение этого материала нецелесообразно, есть, например, разделение между Федеральным дорожным агентством и государственной компанией «Автодор», это два параллельных больших игрока. И с ними мы прошли долгий путь, провели натурные испытания материалов в ХМАО, в Рязанской области и в ряде других регионов. Затем мы столкнулись с тем, что эти материалы не умеют применять. О них до сих пор мало известно. Поэтому важное направление нашей работы — это, соответственно, ликбез. Мы ежегодно проводим конференции совместно с Федеральным дорожным агентством, с «Автодором». Там мы собираем помимо производителей геоматериалов проектные и подрядные организации. Обсуждаем проблемы качества и применения продукции.

— Такая проблема стоит?

Не секрет, что сейчас беспошлинно ввозятся материалы из Азии по «серым» схемам, и это является одной из проблем для рынка геоматериалов. Азиатская геосинтетика в значительной степени произведена из вторичного сырья и является достаточно сильным конкурентом c точки зрения цены. Однако качество этой продукции крайне низкое, она создает плохой имидж геоматериала как такового. Возникает неоднозначная ситуация — вроде как материал новый, а применяется в не самом лучшем виде.

— Может быть, ввести импортные пошлины?

Ввозные таможенные пошлины уже установлены в отношении геосинтетических материалов на уровне от 5% до 17%. Поэтому, когда мы говорим о проблеме «серого импорта», решение лежит не в области введения новых пошлин, а в части усиления контроля за достоверностью декларирования продукции со стороны ФТС. Например, доходит до такого абсурда, что азиатская дорожная геосинтетика ввозится под видом решетки для мебели или диванов. Мы как частная компания в данном случае не можем предлагать таможенным органам решения. Но как минимум можем влиять на правила игры на внутреннем рынке. «Автодор» на своих площадях может устанавливать рамки качества и контролировать их — это действенный механизм, с помощью которого мы можем выдавливать с рынка низкокачественные материалы. СИБУР планирует авторизовывать геоматериалы в сертифицированном испытательном центре в Тульской области, чтобы можно было сравнить качество нашей продукции и той, что выпускают другие производители. «Автодор» уже заявил, что они ставят планку, которая выше существующих стандартов. Они задали определенные требования к качеству. Подчеркну, что речь не идет о том, что мы лоббируем именно свою марку. Мы этого никогда не заявляли и это не наш путь. Мы исходим из того, что есть новый инновационный материал, который должен соответствовать высоким стандартам качества.

— От чего зависят эти стандарты?

Во многом от сырьевой составляющей. Хорошая готовая продукция делается из первичного полипропилена на современном оборудовании. Я не могу сказать, что компаний, чья продукция соответствует стандартам, много. Но они есть. Однако объемы их производства и узнаваемость брендов оставляют желать лучшего. Поэтому нужна совместная работа, чтобы популяризировать геоматериалы и рассказывать, как их правильно применять.

— Когда геоматериалы появятся на дорогах?

Они уже появляются. Но дело идет не так быстро. Например, в Ханты-Мансийске делают несколько участков дорог, сделано большое количество взлетных полос региональных аэропортов. Одна из сфер применения – нефтепромыслы и нефтедобыча. Речь о таких компаниях, как «Транснефть», «Сургутнефтегаз». Считаю, что СИБУР должен фокусироваться на больших стройках, где мог бы предлагать действительно готовые комплексные решения. Это перспективное направление, на сегодня у нас опыта участия в таких больших проектах нет.

— Проанонсируете, в каких больших стройках хотел бы участвовать СИБУР?

У ГК «Автодор» есть громкие проекты — например, дорога до запада Китая, иначе говоря, через всю нашу страну. Сообщение между Москвой и Санкт-Петербургом, подмосковная ЦКАД. Надеемся, что эти проекты будут реализованы. В мегапроектах геосинтетика, помимо того, что повысит качество дороги, может сыграть роль материала, который в целом серьезно удешевляет процесс дальнейшей эксплуатации, что важно для «Автодора» и отрасли в целом.