Так работают все

13 МАЯ 2013 | Журнал "Первый" | Петр Слизевич

Михаил Гордин о том, зачем Сибуру нефтехимический парк в Тольятти

Два с небольшим года назад СИБУР анонсировал планы по созданию в Тольятти индустриального нефтехимического парка. Однако путь от идеи до ее воплощения оказался не так прост. В чем принципиальная разница между уже действующим парком СИБУРа ‘‘Ока-Полимер’‘ и парком ‘‘Тольяттисинтез’‘? Среди кого будут искать потенциальных резидентов? Почему так важно участие в управлении проектом правительства Самарской области? Об этом ‘‘Первому’‘ рассказал управляющий директор (дирекция по синтетическим каучукам) ООО ‘‘СИБУР’‘ Михаил Гордин.

Разные парки

- Немногим более двух лет назад СИБУР сделал первые шаги по формированию индустриального нефтехимического парка в Тольятти. Был создан оператор площадки – компания ‘‘Тольяттисинтез’‘.

- Началась структурная реорганизация ООО ‘‘Тольяттикаучук’‘, которому отведена роль ‘‘якорного’‘ резидента. Однако в Дзержинске другой нефтехимический парк СИБУРА ‘‘Ока-полимер’‘ за это время уже заработал, а в Тольятти работа по привлечению потенциальных резидентов только начинается. Почему такакя разница в темпах?

- Ситуация совершенно нормальная. А темпы различаются, потому что индустриальные парки в Тольятти и в Дзержинске разные. На нижегородской площадке мы приняли решение о создании индустриального парка на площадке бывшего завода ‘‘Капролактам’‘, часть устаревших производств которого планировалось закрыть. В Тольятти все наоборот: ‘‘Тольяттикаучук’‘ успешно работает, у него крепкие позиции на рынке, его каучуки признаны в качестве государственных стандартных образцов. На предприятии идет техническое перевооружение, это развивающийся актив.

Превратить площадку с закрывающимися производствами в индустриальный парк не так сложно. В парке ‘‘Ока-Полимер’‘ резиденты появились в том числе и потому, что они взяли ‘‘фрагменты’‘ бизнеса, который там уже был, – так например, поступил ‘‘Казанский завод синтетического каучука’‘.

А в Тольятти в индустриальный парк превращается только относительно небольшая часть площадки. Здесь идет разделение на собственно индустриальный парк и на крупного якорного резидента, который не прекращает работу, а напротив, набирает темпы, развивается.

- То есть можно сказать, что в Тольятти все идет по плану и никакого отставания нет?

- Абсолютно точно. Все идет по плану. Мы провели мероприятия, очень непростые и с юридической, и с организационной точек зрения. Разделили действующее предприятие на два юридических лица. ‘‘Тольяттикаучук’‘ – основное производство, ‘‘Тольяттисинтез’‘ – предоставление услуг резидентам. Сделать это оказалось не так просто, потому что основные и вспомогательные производственные функции тесно переплетены друг с другом. Параллельно шла централизация ряда вспомогательных функций внутри всей структуры СИБУРа – например, по бухгалтерскому учету.

Мы поставили перед собой задачу: сделать индустриальный парк, который может предоставлять качественные услуги как любым потенциальным резидентам, так и якорному резиденту, который уже есть и который не прекращает работу. От того, насколько грамотно мы разделим основные и вспомогательные виды деятельности, зависел не только будущий успех парка. Зависела текущая производственная деятельность ‘‘Тольяттикаучука’‘, а это для СИБУРа одно из ключевых предприятий. Так что ошибаться было нельзя.

Правила ‘‘социалистического общежития’‘

- Иными словами, вы добивались, чтобы ‘‘Тольяттикаучук’‘ работал на тех же условиях, на которых будут работать потенциальные резиденты. Что получилось в итоге?

- Нам удалось выстроить работоспособные экономические и организационные механизмы. Сформировали перечень услуг, которые индустриальный парк может предоставлять резидентам, отшлифовали формы сервисных договоров. Все работает. Но это только небольшая часть того, что пришлось сделать. Было очень много рутинной работы. Перерегистрация промышленных объектов, перевод части сотрудников из одной структуры в другую, их переобучение, пришлось переоформлять лицензии, пересертифицировать рабочие места и так далее. Параллельно с организационными мероприятиями мы расчищали площадку под парк – сносили ненужные здания и сооружения, демонтировали неработающие установки, приводили в порядок помещения, пригодные для сдачи в аренду.

- А как решили вопрос с инфраструктурными услугами – с электричеством, водой, паром, водоотведением? Например, тем же электроснабжением может заниматься только специализированная структура с лицензией и установленным тарифом. У вас все это есть?

- Хороший вопрос. Такую структуру нам тоже пришлось создавать, регистрировать, подбирать кадры. Пока ресурсы поставляются внутри одного предприятия – все просто. А когда заходит речь о сторонних резидентах, тут все должно быть выверено. В апреле-мае планируем закончить все организационные процедуры по электроснабжению, а к лету (точнее пока трудно сказать) решить вопросы по газоснабжению. Если говорить о структуре наших услуг, то мы разделили их на две категории: ‘‘обязательные сервисы’‘ и ‘‘не обязательные сервисы’‘. Обе они важны для оператора индустриального парка, потому что предоставлением этих услуг он привлекает резидентов.

Обязательные сервисы – это, в основном, все инфраструктурные услуги плюс все регулируемые услуги, где есть только один поставщик. Маленькая естественная монополия. И отказаться от обязательных сервисов (например, от противопожарной охраны) нельзя. А еще мы не допускаем, чтобы резидент заключил договор с другой противопожарной организацией, минуя нашего подрядчика. В этой сфере на объекте подрядчик должен быть один и должен обслуживать всех резидентов. Хотя бы потому, что у сторонней пожарной части возникнет проблема: как в случае возгорания попасть на режимный объект? Кстати, охрана общего периметра, обеспечение пропускного режима – тоже обязательная услуга, и здесь тоже один подрядчик. ‘‘Правила социалистического общежития’‘ придется соблюдать всем.

- А какие услуги покупать не обязательно?

- Это, например, ремонты оборудования, зданий, помещений. Их можно покупать, а можно и не покупать. На этих услугах парк тоже будет стараться зарабатывать, у ‘‘Тольяттисинтеза’‘ мощная ремонтная служба. А для резидента это возможность получить относительно дешевый качественный сервис на месте. Но никто ему не будет мешать привлекать кого-то со стороны.

- Как будут формироваться цены на такие услуги?

- На нерегулируемые услуги – цена договорная. Расценки на услугу будут зависеть от объема оказанных услуг. Тарифы на регулируемые услуги в силу закона будут официально публиковаться органом, который их устанавливает. А цены на другие обязательные услуги будут общей для всех резидентов частью сервисного договора.

Постройте свое!

- В каком состоянии сейчас площадка под индустриальный парк?

- Сейчас вся площадка ‘‘Тольяттисинтеза’‘ – это более 400 га. Сюда входит территория, на которой размещены все производства ‘‘Тольяттикаучука’‘, и примерно 50 га, подготовленных к проведению изысканий и последующему промышленному строительству. Эти 50 га – как раз та территория, которая может быть предоставлена резидентам. В текущем году мы планируем очистить и подготовить дополнительно еще 4 га территории. И за ближайшие 2-3 года собираемся ликвидировать все недействующие установки, которые пока еще остаются на площадке. И вся эта площадь также будет пригодна для нового строительства. В этом, кстати, – одна из особенностей индустриального парка ‘‘Тольяттисинтез’‘. Мы предлагаем потенциальным резидентам заключить с оператором долгосрочный договор, а затем на арендованной территории спроектировать и построить собственный производственный комплекс. Поскольку вся инфраструктура на площадке уже есть, это будет значительно быстрее и дешевле, чем строить ‘‘в чистом поле’‘.

- А если кому-то из резидентов нужны готовые помещения под установку оборудования?

- У нас есть определенное количество зданий, а в них – готовых производственных помещений, в которых уже проведена работа по демонтажу, ликвидации старых объектов. Сейчас эта работа продолжается и будет продолжаться в 2013 и в 2014 годах. Кроме того, есть несколько складских помещений и мастерских, которые мы тоже можем предоставить резидентам. Есть цеха с разной высотой потолков, в том числе и 15 метров для крупногабаритного оборудования. Информация о помещениях есть не только на ‘‘Тольяттисинтезе’‘, но и в мэрии Тольятти.

- Сколько средств потратил СИБУР, чтобы привести в порядок площадку ‘‘Тольяттисинтеза’‘, – миллионы, десятки или сотни миллионов рублей?

- Затраты учесть очень сложно, потому что работы на площадке ведутся не только в интересах индустриального парка. Например, демонтаж оборудования, выведенного из эксплуатации, – дело недешевое. Но это было бы необходимо сделать в любом случае, был бы на этом месте парк или нет. Есть и прямые затраты на индустриальный парк: на переоформление, перелицензирование, разделение юридических лиц.

По оценкам, израсходованы десятки миллионов рублей, в том числе на установку узлов учета ресурсов, на изменение технологических схем подачи воды, электроэнергии. Например, мы предоставляем резидентам возможность подключиться к электроэнергии по высокому напряжению. Это одно из исключительных преимуществ индустриального парка ‘‘Тольяттисинтез’‘. Для нефтехимии, для любого большого промышленного производства это большая выгода: тариф существенно ниже.

А резиденты кто?

- Каким в СИБУРе видят оптимальный пул резидентов индустриального парка? Это какой-то второй крупный якорный арендатор №2 и вместе с ним несколько средних компаний? Или же преимущественно малый бизнес?

- Структура будет зависеть от того, с какими проектами придут резиденты. Наиболее вероятно появление 2-3 арендаторов среднего или относительно крупного масштаба. Конечно, не таких, как ‘‘Тольяттикаучук’‘, поменьше. Сколько будет мелких компаний, спрогнозировать сложно, и вряд ли это будут нефтехимические компании. Все-таки нефтехимией занимаются, в основном, средние и крупные компании. Но производители пластиковых автокомпонентов для автопрома – вполне можно.

- А может ли какая-нибудь из дочерних структур СИБУРа стать одним из резидентов нефтехимического парка ‘‘Тольяттисинтез’‘?

- Это может быть какой-то другой проект СИБУРа, который не связан с каучуками, либо какое-нибудь совместное предприятие с участием СИБУРа. И, безусловно, самая большая выгода окажется у того, кто будет привязывать свое производство к продуктам, которые сегодня есть на площадке. Это, например, фракции С3, С4 – в достатке и нормальный бутилен, и изобутилен, и изобутан, и бутан. Нет проблем с фракцией С5 – есть и изопентан, и изопрен. Мы делаем из него изопреновый каучук, но и товарный изопрен тоже продаем. Поэтому если кто-то будет покупать у нас изопрен и прямо на площадке что-то из него делать – мы будем только рады.

Производители резинотехнических изделий также могут запустить в парке свое производство. Это один из вариантов, который мы активно прорабатываем. Широкий ассортимент каучука производится на площадке. И если понадобятся другие виды каучуков, которые сегодня в Тольятти не производятся, – привезем, будем хранить на наших складах. Это не проблема.

Бизнес плюс власть

- В ноябре 2012 года для организации индустриального нефтехимпарка была создана трехсторонняя рабочая группа с участием областного правительства и мэрии Тольятти. Вы в ней представляете СИБУР. Насколько это помогает продвижению парка?

- Группа работает очень конструктивно, все предложения – строго по делу. Например, на последнем заседании в феврале министр экономического развития и торговли Самарской области Александр Кобенко предложил к апрелю-маю сформулировать и документально зафиксировать стратегию продвижения индустриального парка. Чтобы мы – СИБУР, областное правительство и мэрия Тольятти – привлекали резидентов скоординированно, не противореча друг другу. Но одна из основных тем (и это все понимают) – резиденты должны иметь какие-то экономические преференции, налоговые льготы. При этом нужно застраховаться от злоупотреблений.

- Не поэтому ли многие связывают успех вашего проекта с выходом федерального закона об индустриальных парках, который готовит Госдума?

- Если будет федеральный закон – отлично. Будет легче, потому что этот закон определит ‘‘правила игры’‘ для всей России. Но если он задержится, то, как сказал Александр Кобенко, в 1-м полугодии Самарская область примет региональный закон, чтобы не тормозить развитие проекта. Совершенно правильный подход. Но даже без этих законов мы можем и будем работать над продвижением нашего индустриального парка.

- Участвовала ли ваша сторона в предварительных проработках регионального закона об индустриальных парках?

- Да. Мы агрегировали опыт других регионов, которые нам хорошо известны. И переслали в правительство Самарской области предложения о том, как это может выглядеть. Дальше правительство будет работать в своем режиме. Почему мы считаем, что выбранное нами направление индустриального парка правильное? Потому что оно обеспечивает прозрачность пользования инфраструктурой. Для любого проекта важно, чтобы на относительно долгий срок – а не на краткосрочную перспективу – действовали прозрачные и понятные условия пользования основными ресурсами, которые необходимы для производства. Механизм индустриального парка это позволяет.

На фоне падения емкости рынка многие производители схитрили, объявив о ‘‘продленных остановочных ремонтах’‘, что фактически означает: производства закрыты до лучших времен

Непростые времена пройдут

Если говорить о цикличности рынков, то в наибольшей степени ей подвержен рынок каучуков, основной потребитель которых – шинная промышленность. Об этом говорит управляющий директор (дирекция по синтетическим каучукам) ООО ‘‘СИБУР’‘ Михаил Гордин. По его словам, с точки зрения рыночных условий, сейчас у всех производителей синтетических каучуков очень непростые времена. Это связано с общим состоянием экономики в мире, стагнацией покупательской способности (а значит снижением спроса на автомобили и автопокрышки) и рядом других факторов.

Очень показательна динамика цен на натуральный каучук и синтетические каучуки. В частности, в октябре 2011 г. аналитики Deutsche Bank прогнозировали, что цена натурального каучука в 2013 году сос тавит, в среднем, $4,50/кг. Однако в середине апреля 2013 года реальная цена на натуральный каучук достигла рекордно низкого уровня – $2,50 за килограмм. Как отмечается в аналитическом отчете Deutsche Bank, эта цена на 30% ниже той, которую компании платили за натуральный каучук в 2012 году ($3,60/кг).

Цены на синтетические каучуки веду т себя аналогичным образом, и аналитики пока затрудняются сказать, достигли ли они ‘‘дна’‘. На фоне падения емкости рынка один из крупнейших мировых игроков каучукового рынка, бельгийская компания Lanxess заявила: ‘‘В связи с тем, что мы можем гибко управлять мощностями, мы смогли на время закрыть производство бутилкаучука’‘. Многие производители схитрили, объявив о ‘‘продленных остановочных ремонтах’‘, что фактически означает одно: производства закрыты до лучших времен. Все понимают: по эффективности и себестоимости нужно быть лучше конкурентов. ‘‘Кто упадет последним – тот и победит’‘, – шутит Михаил Гордин.

На этом фоне ситуация с тольяттинскими мощностями СИБУРа пока выглядит оптимистично. Объем производства синтетических каучуков на ООО ‘‘Тольяттикаучук’‘ в 2012 году составил 162 тыс. тонн, и это всего на 4% ниже, чем в 2011 году. Михаил Гордин говорит о том, что предприятие и в 2013 году стабильно будет выпускать три вида каучука: сополимерный, бутилкаучук и изопреновый. Продолжится производство товарного изопрена, а также топливных компонентов – высокооктановых присадок к бензинам МТБЭ и ДВМ. Более того, СИБУР завершает на ‘‘Тольяттикаучуке’‘ проект БК-53 – реконструкцию производства бутилкаучука с увеличением его мощности на 10%, до 53 тыс. тонн в год. С апреля завод бутилкаучука находится в стадии остановочного ремонта, в ходе которого будут завершены последние технологические присоединения. По словам исполнительного директора ООО ‘‘СИБУР’‘ Владимира Разумова, летом реконструированное производство заработает в новой конфигурации.

Продолжаются работы по проекту СКИ-120, это реконструкция производства изопренового каучука. Обсуждается вопрос о дальнейшем расширении производства бутилкаучука. Реконструкция – это повышение эффективности, а значит конкурентоспособности. Как раз то, что нужно, чтобы успешно развиваться в условиях ВТО.